Бизнес-образование

Анастасия Бондарович| 04.01.2021

Вахтанг Ахвледиани - об «одной лодке», «взрыве мозга» на ЕМВА и оптимизме 2021

В 2021 году программе Executive MBA Бизнес-школы ИПМ исполнится 20 лет. За эти годы ее прошли более 850 предпринимателей и топ-менеджеров. Многие стали известны в бизнес-сообществе и меняют его к лучшему.

Как сложилась их карьера? Как изменило их обучение? Какие управленческие принципы и навыки помогают им строить бизнес?

Серию интервью открывает Вахтанг Ахвледиани ― основатель и акционер «Белкантон Групп» и выпускник первой группы Executive MBA Бизнес-школы ИПМ. Вахтанг Зурабович рассказывает, как он и его бизнес перешли через непростой 2020-й, как с годами меняется мировоззрение предпринимателя, его отношение к людям и коллективу, а также о том, что дает собственнику Executive MBA.

2020 ― удивительный год? Какой была ваша первая реакция на наступление пандемии?

- Бесспорно, удивительный, насыщенный событиями и серьезными вызовами для общества, бизнеса и государства. Когда пандемия пришла в Беларусь, сначала было страшно. Было предчувствие чего-то иррационального, ощущение, что надо спасать себя, близких, бизнес. Но эта первая реакция была полезной, потому что позволила всем одинаково взглянуть на происходящее. Все в компании вдруг почувствовали, что мы в одной лодке – это был элемент сплочения, а не паники или каких-то метаний.

- Считается, что многие кризисы не приходят вдруг. Всегда есть предварительные «маркеры», «звоночки», на которые надо успеть вовремя среагировать. В «ковидной» истории что-то подобное вы наблюдали?

- Мы почувствовали, что год будет необычным, еще в конце января, и стали работать на опережение. Предугадали сбои поставок, например. Чтобы разобраться в происходящем, еще в начале года я активно читал зарубежную прессу ― информации было мало, а до местных СМИ доходили только отфильтрованные, запоздалые и не всегда объективные данные.

«Рано или поздно рынок выйдет из заморозки»

- Интересы вашей группы компаний сфокусированы вокруг обеспечения офисного пространства. А здесь бизнес начинает уходить на удаленку... Как выдерживали падение спроса?

- Наши бизнес-единицы справлялись с ситуацией по-разному. Например, ощутимо просела в выручке компания Logoton (специализация ― сувенирная продукция, ― прим. авт.) Направление Cleanton (поставщик товаров для клининга, ― прим.авт.) также испытывала давление в период острой фазы кризиса, так как очень сильно просел сегмент HoReCa. Максимальное падение выручки было у направлений, связанных с маркетингом и рекламой, в критические моменты оно достигало 70%. Если считать показатели за весь год, то падение выручки по наиболее пострадавшим направлениям составило 30-40%, но по группе мы в целом близки к прошлогоднему результату.

- Что с вашим издательским дивизионом ― печатными журналами Office Life и «Бизнес-ревю»?

- Во второй половине года их выпуск мы поставили на паузу. Это связано с объективными причинами. В изданиях нашего профиля лето в плане заказов ― обычно «низкий сезон». Плюс антикризисное сокращение маркетинговых бюджетов; также в связи с карантинными мерами снизился спрос со стороны наших партнеров по распространению печатных СМИ. Поэтому ждем нормализации ситуации. Но при этом не сидим сложа руки ― развиваем наш онлайн-ресурс officelife.media. Он стал самостоятельным издательским продуктом и уже занимает свою нишу на рынке деловых СМИ.

- В 2017 году вы стали развивать сеть розничных магазинов «Офистон Маркет». Офлайн-розница, торгующая товарами не первой необходимости, считается одной из самых пострадавших от COVID-19. Как можете прокомментировать со стороны своего опыта?

- После открытия магазина в середине февраля в Dana Mall мы сделали паузу на пару месяцев. Но потом все взвесили и пришли к выводу, что рано или поздно рынок выйдет из заморозки. А время упускать нельзя. В итоге мы в этом году открыли еще 2 фирменных магазина «Офистон Маркет» в Минске и Могилеве и один магазин мебельного направления в Минске. В «Офистон Маркет» мы продаем очень эмоциональные товары, которые хочется посмотреть вживую, потрогать, и потому интернет-магазин не может полностью заменить для нас офлайн-точки.

- Какое направление пострадало меньше всего?

- Пострадали почти все. Но, например, выручка Well Desk, поставщика эргономичной мебели и интерьерных решений, выросла. Не так сильно, как мы планировали, но все же. Почему? Думаю, потому что люди стали внимательнее относиться к своему здоровью ― немало болезней провоцирует сидячий образ жизни. Также некоторые компании как раз в это время переезжали в новые офисы, да и 100%-й удаленки в Беларуси так и не случилось.

«В кризис быстрее освобождаешься от лишнего»

- Коррелирует для вас падение выручки с необходимостью сокращения штатов?

- Это необычный кризис. Мы несем моральную ответственность за то, чтобы не оставить людей без работы. Мы смогли сохранить команду, но заморозили премиальный фонд. Мне и Елене, моей жене и партнеру, приходилось лицом к лицу разговаривать со многими сотрудниками ― а их у нас порядка 450! ― чтобы объяснить наше видение ситуации, стремление сохранить бизнес и командный потенциал.

В целом люди отнеслись к нашему решению с пониманием. Мы расставались с теми, кто сам хотел. Возможно, этих людей не устроил наш отказ от выплаты премий, возможно, они недооценивали ситуацию… Кризис является безусловным фактором для санации: быстрее освобождаешься от лишнего. От ненужных издержек, встреч, коммуникаций. Иногда приходится расставаться и с людьми, которые не оправдали себя.

- В начале нашей беседы вы упомянули про «одну лодку», в которой оказались в этом году. А что вы делали, чтобы поддержать тех, кто в ней, ― вашу команду? И каково было отношение к дистанционной работе, которая росту командного духа, очевидно, не способствует?

- Старались оказывать помощь, где это особенно необходимо. Мы не уходили на дистанционку в обязательном порядке. Но выборочно те отделы, где были вспышки заболеваемости, отправляли на удаленку. Отправляли тех, кто боялся происходящего и сам просился. Наша служба техподдержки сделала все возможное, чтобы это реализовать. Но при этом мы понимали, что не можем отправить домой всех людей, которые являются частью нашей команды, ― водителей, кладовщиков, логистов, администраторов. Для них были предусмотрены специальные режимы работы и повышенные меры санитарной безопасности. Плюс отдельное внимание людям пожилого возраста.

«Как относиться к людям, в которых вложил частичку себя?»

- Ваш опыт в бизнесе ― более 25 лет. Можете вспомнить себя в качестве руководителя в начале пути?

- Вдруг обнаружил, что некоторые люди раньше считали меня более сухим, чем сейчас. Я больше увлекался цифрами, результатом, ростом бизнеса. Но ценности со временем меняются. Появляется команда, с которой часто общаешься, раскрываешься перед ними. Как относиться к людям, в которых вложил частичку себя? Конечно, более тепло!

- Когда-то «Белкантон» начинался с одного небольшого бизнеса, сейчас это многопрофильная группа. Откуда вообще берется желание охватить сразу много направлений?

- У меня было желание развивать компанию не только в масштабах Беларуси. Наш рынок ограничен, часть наших знаний и решений опережала его и даже соседние рынки. Мы развивались, подражая мировым лидерам, Office Depot и Staples – они в своем роде были Amazon’ами.

- Почему не удалось вырасти в Amazon?

- В какой-то момент мы поняли, что для такого смелого масштабирования нужно очень много сил и инвестиций, команда. А этого у нас одновременно не было. Мы закрепились на зарубежных рынках, используя нишевые направления. Открыли офисы в Киеве, Москве, Вильнюсе. А в Беларуси стали выбирать ниши, которые не были развиты. Почти все наши направления работают на одну B2B аудиторию и дополняют друг друга.

- Выходит, амбиции создать крупный международный бизнес у вас были и остаются?

- Амбиции были; но есть амбиции, а есть ― жизнь. Заработать миллиард ― хорошая цель, но это не значит стать счастливым. Я захотел найти баланс, который позволит радоваться временам года, иметь возможность путешествовать и получать удовольствие от общения. И при этом заниматься делом, которое любишь.

«EMBA ― это был взрыв мозга!»

- Вы были одним из первых выпускников программы Executive MBA в Бизнес-школе ИПМ...

- Да, мы были группой первопроходцев.

- Что побудило вас пойти учиться на абсолютно новую программу?

- Сложилось несколько факторов. Во-первых, я нуждался в систематизации предпринимательского опыта. И, безусловно, учеба повернула мой интуитивный подход в более системное русло. Во-вторых, я знал, что Executive MBA – это международная практика. Было естественно желание узнать современные подходы, познакомиться с интересными людьми ― как с преподавателями, так и с коллегами.

- Как прошли два года учебы?

- Это был взрыв мозга! Приходилось сидеть над материалами по ночам, чтобы защитить свои знания. Был большой интерес и вызов. И большой кайф от систематизации знаний.

- В программе ЕMBA есть задание: составить рекомендации по улучшению менеджмента своей компании. Что бы вы рекомендовали сегодня?

- Я бы сказал так: у руководителя есть роль, которая не прописана в должностной инструкции и не завязана на KPI. Это роль сильной личности, неформального лидера. Мы живем во времена с такими скоростями, когда очень быстро обнажается суть человека. Поэтому я хотел бы, чтобы неформальная, человеческая позиция руководителей в моей группе компаний четко проявлялась, чтобы все члены команды это чувствовали.

- Как это достигается?

- Думаю, колоссальную роль играет собственный пример, а еще ― открытая позиция и умение вести диалог без «фиги» в кармане.

- Ваш опыт в бизнесе был бы полезен молодым предпринимателям, но встретить вас на бизнес-площадках не так легко. Готовы ли вы быть ментором, оказывать поддержку начинающим?

- Да, я открыт для диалога и не против делится своим опытом. Другое дело, что специальной площадки для этого, например, клуба предпринимателей, я не вижу, хотя иногда выступаю на конференциях. Но обратиться ко мне можно даже через сообщение в Facebook ― по возможности постараюсь ответить.

Об оптимизме и пессимизме-2021

- Какие планы у «Белкантон Групп» на следующий год?

Основная цель ― сохранить то, что есть: команду, клиентов, уровень сервиса. Пока нет ожиданий, что справимся легко. Но мы продолжим развивать сеть «Офистон Маркет», улучшать бизнес-процессы внутри компании, делаем ставку на интернет-проекты.

Очень понравился анекдот, который мне рассказала Елена: «У пессимиста спрашивают: «Как будет в 2021 году?» Он отвечает: «Хуже не будет». Задают тот же вопрос оптимисту; отвечает: «Будет хуже». Я в этом плане оптимист. Бизнесу нужно быть готовым к более серьезным проблемам, ситуация в экономике будет усугубляться.

- Многие опасаются, что при худшем сценарии Беларусь опустеет ― компании релоцируются. У вас есть такие опасения?

- Начнем с того, что не надо путать туризм с эмиграцией. Все зрелые люди понимают разницу. Я думаю, что уезжают из Беларуси те, кто думал об этом вне зависимости от происходящих событий, и те, кто вынужден это сделать. Сами мы уезжать не планируем. Понимаем, что за пределами Беларуси нас не особо ждут, если быть откровенным… Весь мир в похожих сложностях.

И есть еще одна причина. Мы любим нашу страну, нам нравится здесь жить. И хотим, чтобы здесь было хорошо. Уверен, так и будет.


Фото: Алексей Матюшков и из личного архива героя