Публикации преподавателей

Дмитрий Дичковский: В том, что мы переживем кризис, сомнений нет. Вопрос в том, какие мы сделаем выводы

О правильных действиях в кризисных ситуациях, о своем личном опыте прохождения кризисов и необходимости делать выводы и менять подходы в интервью IPM Review рассказал Дмитрий Дичковский, профессор Бизнес-школы ИПМ, в прошлом - директор компании «Милавица».

- Белорусский бизнес столкнулся с новым серьезным кризисом в экономике. Какую тактику лучше избрать - нужно ли действовать сейчас, или разумнее свернуть свою деятельность и попытаться переждать сложные времена?

- Действовать нужно – это однозначно. Это обязательно поможет. Кризис пришел – он уйдет. Мир поменяется, но связи, которые вы будете поддерживать даже в ущерб сиюминутной выгоде, сохранятся. Невозможно заснуть сейчас и проснуться, когда все миновало. Если не поддерживать отношения с рынками, если не создавать доверительные отношения с клиентами - они уйдут, и потом вряд ли вернутся. Оставайтесь на связи со своими клиентами, поддерживайте их.

Следует и себя поддерживать в форме, и в бизнесе, и в личностном плане. Проявлять волю: продолжать утром вставать и делать зарядку, продолжать учиться и общаться, читать и развиваться, формировать себя как интересную личность. Если просто плыть по течению, в итоге получится далеко не самая лучшая версия себя.

И главное – думать о том, что будет после кризиса. Мы можем взять для примера азиатские страны, которые извлекли стратегические уроки из регионального кризиса 1997 года и благодаря этому стали быстро расти и развиваться. Мы можем видеть, что за последние десятилетия динамика развития этого региона была завидной.

Кризис можно сравнить с инфарктом у человека. Пережив инфаркт, один может полностью изменить свой образ жизни, а второй продолжит много есть и мало двигаться, авось пронесет, второй раз не случится. От этого зависит, что будет с человеком дальше. Если он сможет изменить свою жизнь в пользу полезных привычек, мы увидим приход нового человека, его лучшей версии. В этом плане такой стрессор как кризис может сыграть положительную роль, если мы будем в состоянии извлечь уроки и скорректировать поведение.

- У вас есть опыт работы в условиях предыдущих кризисов, в том числе в качестве директора «Милавицы». Вы не могли бы напомнить, с какими рисками и шоками тогда сталкивались предприятия, и как они их преодолевали?

- Первый существенный кризис, последствия которого мне довелось переживать как руководителю – российский дефолт 1998 года. Тогда Россия не смогла обслуживать внешние и внутренние обязательства. В результате было подорвано доверие населения и иностранных инвесторов к российским банкам и государству, а также к национальной валюте, так как российский рубль за несколько месяцев подешевел в 4 раза. Все бизнесы, особенно небольшие, которые работали на этом рынке, пострадали. Все развивалось по классической схеме – отсутствие финансирования, потеря клиентов, каналов продаж, падение выручки, убытки. Это было очень сложное время.

Дальше было целых восемь лет роста, за которыми последовал глобальный кризис 2008-2009 годов. Тогда было плохо не только в РФ и окружении, но во всем мире – началась Великая рецессия, как сейчас говорят. Мы применяли все классические схемы сокращения издержек, пересматривали планы продаж, меняли ассортиментную матрицу. Переориентировались на удовлетворение базовых потребностей - выводили на рынок доступные продукты, сокращая fashion и высокий сегмент. Самое главное, что после этого кризиса мы вышли значительно сильнее, чище и просветленнее и, как следствие, по итогам 2010 года попали в тройку лучших европейских бельевых компаний по темпам роста и эффективности.

В части охвата территорий ситуация была похожа на то, что происходит сейчас: беспроблемных регионов в мире нет, ситуация сложная везде, где-то еще сложнее. Важная особенность нынешнего кризиса заключается в том, что за последнее десятилетие мир стал еще более взаимоувязанным - и по торговле, и по информационным потокам, и по привычкам людей беспрепятственно путешествовать и работать. И сейчас все устоявшиеся связи начали рушиться.

Если более конкретно говорить о проблемах, с которыми сталкиваются белорусские компании уже сегодня, я бы отметил сложности с экспортом на европейские рынки (практически о его остановке) в результате закрытия границ, приостановки работы магазинов, ресторанов… в Европе. По той же причине остановились или сократились продажи наших предприятий в РФ и Казахстан. Несмотря на то, что ограничения, способствующие нераспространению вируса в РБ еще не введены, тем не менее активность людей и компаний существенно снизилась. Мы это видим в торговых центрах, в рознице, в ресторанах. Мои коллеги говорят, что продажи в сопоставимом измерении за последние 2 недели марта упали от 40 до 60 процентов. Это касается большинства непродовольственных позиций – обуви, одежды, ювелирных изделий, трикотажа. В B2B секторе – не легче: начинаются вынужденные отпуска, сокращения… Можно ожидать, что в скором времени эти проблемы будут усугубляться, в том числе для экспортеров, поскольку государства начнут вводить протекционистские меры, чтобы оживить и поддержать внутреннюю экономику.

Но самое худшее – это паника в умах, душах и на рынках. Информационное поле постоянно подогревается, причем это происходит в глобальных масштабах. «Взмах крыла бабочки» в Новой Зеландии может вызвать цунами у нас, на другом конце света, в связи с полной информационной открытостью и незащищенностью, с огромным количеством распространяемых фейков и мусора.

У людей происходит цифровая интоксикация: мозг получает больше информации, чем может переварить. Бездумно пичкать себя огромным количеством информации – так же плохо, как неконтролируемо пичкать себя едой. Даже спортом нельзя заниматься по 12 часов в день, потому что можно угробить организм. Нужны дозы и разумные приоритеты. Мы перенасыщены информацией, и наша природа начала сопротивляться тому, что мы творим с собой и обществом.

Совсем недавно мы наблюдали, как в мире производилось огромное количество вещей, которые с разумной точки зрения человеку не нужны – скажем, кроссовки за 2 тысячи долларов или женская сумка за 25 тысяч. Или когда тысячи людей со всего мира летят на какое-то получасовое бессмысленное шоу. Теперь модные дома, которые производили бессмысленные вещи, шьют медицинские маски и халаты. Что-то должно было произойти, чтобы мы начали понимать, что такое хорошо и что такое плохо, пытаться осмыслить и ответить себе на вопрос «зачем»? Чтобы мы задумались, зачем нужны эти излишества, когда большая часть населения планеты едва сводят концы с концами.

Нынешняя ситуация показывает, насколько перегретыми оказались и мир, и экономика, и наши ожидания. Теперь у людей появилась возможность попытаться найти смысл в своих действиях, начать ценить то, что мы имеем, реалистично смотреть на то, что происходит. По всей видимости, своим образом жизни, своими эгоистичными ожиданиями и собственной самовлюбленностью мы заслужили и спровоцировали этот кризис. Во времена роста мы утратили связь с действительностью, начали заниматься контрпродуктивными вещами. Сегодня пришло время переосмыслить свои ценности и изменить свои действия.

Переживать кризис придется достаточно долго и тяжело. Но в том, что мы его переживем – сомнений нет. Вопрос, какие мы сделаем из этого выводы. Если они будут неверными, то через несколько лет мы столкнемся с еще более тяжелыми вызовами и их последствиями. Однако правильные выводы дают шанс на получение новой версии себя, общества.

- Если говорить о конкретных антикризисных мерах для бизнеса, которые нужно предпринять прямо сейчас, в чем они должны заключаться?

- Два основных момента на сегодня – у вас должен быть доступ к финансированию или накопленные резервы прошлых лет и у вас должен работать онлайн компонент продаж и поддержания взаимоотношений с клиентами. Конечно же, необходимы также стандартные процедуры пересмотра всех своих видов деятельности, расстановка приоритетов, переход к тому, что действительно нужно, и отказ от всего лишнего. Все это не одну сотню лет используется в кризисы, ничего сверхнового придумать тут не получится. Нужно правильно делать правильные вещи. Главное понять – что сегодня правильно – в этом заключается основная проблема. Действуя сегодня, следует исходить из предположений, что будет важным в тот момент, когда кризис завершится. Сегодня есть бизнесы, которые закрываются в надежде переждать сложные времена. Другие думают о том, что кризис закончится, а значит нужно планировать и действовать. Такие компании будут на плаву, потому что выйдут из кризиса с продуктами и клиентами. Потому что только проактивная позиция дает возможность быть в нужное время и в нужном месте, переориентироваться с дорогущих кроссовок на медицинские халаты, производить то, что людям действительно нужно. Ну и главное – не терять оптимизма, общаться, ценить то, что у нас еще осталось и верить, что будет жизнь после COVID 19, хотя и другая.