Мы в прессе

30.03.2021

Либо падение пенсий, либо сильный рост налогов, либо реформа. Как Беларусь может поступить с устаревшей пенсионной системой

С 2014 года в Фонде социальной защиты населения периодически не хватает денег, и с каждым годом все больше и больше приходится брать из бюджета. При этом число работающих белорусов неумолимо сокращается. Еще десять лет назад на одного пенсионера приходилось 1,9 работника, сейчас — всего 1,7. А это значит, что в будущем либо пожилые, либо работающие могут столкнуться с падением доходов. Какие у нас есть варианты решения этой проблемы?

«Наша пенсионная система — это не уникальный пример Беларуси, да и не ее вина»

Если вы думаете, что у каждого белоруса есть свой накопительный счет, куда идут пенсионные отчисления, то вы ошибаетесь. Рассказываем. 34% взносов в ФСЗН идет от работодателя, еще 1% — от работника. Деньги распределяются по условной схеме 29% + 6%, где 29% — это отчисления в пенсионный фонд, остальное — выплаты больничных, пособий и так далее.

Все деньги, которые поступают в пенсионный фонд, сразу же распределяются между ныне живущими пенсионерами. Такая система называется солидарной или распределительной.

— Наша пенсионная система — это не уникальный пример Беларуси, да и не ее вина, — говорит старший научный сотрудник Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра (BEROC) Лев Львовский. — Солидарная пенсионная система создавалась очень давно, в середине XX века, когда население росло большими темпами и в развитых странах, и в развивающихся. В таких случаях солидарная система выглядит довольно привлекательно.



Если упрощенно, такая система работает по принципу финансовой пирамиды. В данный момент у нас есть один пенсионер. С двух молодых людей мы берем по 50 рублей и даем пенсионеру 100. Если у нас население вырастет в два раза, когда эти люди постареют, схема повторится. Но такое работает, пока есть постоянный приток новых людей в эту систему и пока у страны идет быстрый экономический рост.

Начиная с 1970-х годов ситуация в мире изменилась. Рождаемость упала и пересекла ключевую границу в 2,1 ребенка на женщину. Почему это ключевая граница? Если у вас в среднем женщина рожает 2 ребенка или меньше, то население начинает сокращаться и стареть. И тогда солидарные системы, как и пирамиды без притока новых клиентов, начинают схлопываться (конечно, в пенсионной системе процессы происходят гораздо медленнее и занимают десятилетия). Мы сейчас живем как раз в период схлопывания. Рождаемость у нас упала, а средняя продолжительность жизни выросла по сравнению с белорусами середины прошлого века.



Какие новшества появлялись в пенсионной системе Беларуси?

Существующая пенсионная система не устраивает ни руководство страны, ни самих белорусов. Власти видят, что в фонд приходится выделять все больше и больше денег из бюджета. Судите сами: если в 2014-м бюджет давал фонду 1,5% от всех поступлений, то на этот год запланировано уже 8,5%. Дальше, по прогнозам ООН, ситуация будет только ухудшаться: работающих будет все меньше, а пенсионеров — все больше.

Самих белорусов больше всего не устраивают размер средней пенсии и уравниловка при ее начислении — когда зарплата может отличаться в разы, а пенсия — всего на 20—30%.

О том, что пенсионной системе страны нужна реформа, говорили еще 20 лет назад. Правда, пока кардинальных изменений не произошло. Но все же власти вводили определенные новшества.

К примеру, с 2001 года в Беларуси появилась возможность страхования пенсии, а также частные и государственные организации, которые этим занимаются. Правда, к сожалению, добровольное страхование не стало популярным.



По данным генерального директора Белорусской ассоциации страховщиков Ирины Мерзляковой, всего около 5% работающих откладывают на дополнительную пенсию. Между тем нынешний министр финансов Юрий Селиверстов еще в должности замминистра объяснял такой невысокий процент добровольного пенсионного страхования тем, что «череда девальваций подорвала доверие к финансовым инструментам».

В 2009 году ввели систему пенсионного страхования для работающих в особых условиях труда (горняки, летчики гражданской авиации, работники химических производств и так далее). Дополнительно к 34% отчислений их работодатели переводят 6% и 9%, и потом это влияет на размер пенсии таких работников.

С 2013-го страховой стаж увеличили с 5 до 10 лет, еще через два года — до 15. С 2016 по 2025 год минимальный страховой стаж будет расти каждый год на полгода и в итоге станет составлять 20 лет. Правда, нескольким тысячам белорусов не хватило страхового стажа, и они оказались с совсем невысокими социальными пенсиями.



Но одним из самых значимых изменений стало повышение пенсионного возраста. На непопулярную меру в стране пошли пять лет назад. Этот процесс идет до сих пор. В 2022-м мужчины должны будут выходить на пенсию в 63 года, а женщины — в 58. Аналогичная ситуация и с военными — к 2023-му они будут выходить на пенсию в 48 лет.

Причем не исключено, что к вопросам повышения пенсионного возраста еще придется вернуться — в частности, к вопросу о пенсионном возрасте женщин.

В конце прошлого года премьер-министр Роман Головченко заявил о том, что нужно «переформатировать пенсионную систему». Он предложил максимально задействовать «механизм частных и корпоративных пенсионных сбережений». В нынешнем году во время своего выступления на Всебелорусском народном собрании Александр Лукашенко рассказал подробности.

«Видится правильным сохранить статус государства как оплота гарантированной пенсионной поддержки, поэтапно внедрять элементы накопительной пенсионной системы, позволяющей каждому работающему гарантированно увеличить будущую пенсию. Государство создаст для этого нужную инфраструктуру»,— сказал Лукашенко.

Он предложил программу «3+3». Суть ее заключается в том, что на личный пенсионный счет работник сможет перечислять до 3% от зарплаты, столько же добавит и наниматель.

Правда, пока остается много вопросов, и главный — уменьшат ли взносы в ФСЗН для тех, кто воспользуется этой накопительной программой, или «3+3» будет дополнительной нагрузкой к существующим взносам?



Какая пенсионная система нам нужна?

В настоящее время в мире существует три типа пенсионных систем: распределительная (солидарная), накопительная и смешанная. Для Беларуси, как и для других стран со стареющим населением, солидарная система не подходит по вышеописанным причинам. Накопительная система в чистом виде не всегда может противостоять экономическим потрясениям и далеко не во всех случаях выполняет социальную функцию.



По данным журнала Forbes, лучшими пенсионными системами в мире считаются смешанные системы с двумя уровнями: первый — минимальные пенсии, которые гарантирует государство, второй — личные и корпоративные накопления. Это дает возможность работникам самим влиять на будущие пенсии и повысить их сумму.

Считается, что для нормальной жизни, пенсия должна 65-70% от доходов, которые были раньше

— Смешанный тип — самый распространенный тип пенсионных систем в современных развитых государствах, — говорит Лев Львовский. — Дальше идут детали касательно того, какая должна быть доля этой солидарной пенсии и какие должны быть условия ваших сбережений.

Проценты распределения могут быть разными. К примеру, в соседней Польше из 19,52% отчислений в Управление социального страхования (ZUS — аналог нашего ФСЗН) 12,2% отчислений идет в государственную систему, 7,3% — на собственный счет. При этом на счет в ZUS можно перевести все 7,3%, а можно 4,38% (остальное — на счет частного фонда).

В Эстонии из 33% отчислений на специальный пенсионный счет обязательно идет 4% от начисленной зарплаты (переводит государство) и 2% сам человек.

В Латвии взнос также составляет 34% от начисленной зарплаты. Но здесь распределение выглядит по-другому: 20% идет на выплату текущих пенсий, а остальное — накапливается на личный счет.



При проведении пенсионной реформы остро стоит вопрос и о переходном периоде. Нужно понимать, что он будет небыстрым (скорее всего, займет 10—15 лет) и довольно затратным. Какой может быть эта сумма для Беларуси? Пока таких расчетов нет.

— На пенсионную реформу нужны деньги, и деньги немаленькие, — объясняет аналитик. — И вот почему. У нас есть уже вышедшие на пенсию и люди предпенсионного возраста. Если мы им сейчас скажем, что вот теперь у нас смешанная система, они уже не успеют ничего накопить. Пенсию им мы все равно вынуждены будем выплачивать Мы же не можем допустить, чтобы в Беларуси пожилые люди умирали от голода. Но вместе с этим мы хотим, чтобы значительная часть пенсионных начислений работающих уже с момента старта реформы шла на персональный накопительный счет.



Именно поэтому во время переходного периода нужно серьезное вливание денег. Каждая страна по-своему решает эти проблемы. Чаще всего при подобном переходе стараются сократить базу получателей пенсии. Если во время этой реформы увеличить пенсионный возраст (тем более что люди действительно живут дольше), то расходная часть уменьшится. Правда, в Беларуси с реформой получилось не очень хорошо. Мы увеличили пенсионный возраст, а реформу не провели.

В данный момент остался потенциал повышения пенсионного возраста для женщин и мужчин. Напомним, в прошлом году средняя продолжительность жизни мужчин в Беларуси составила 64 года, а женщин — 78. А между тем женщины выходят на пенсию на пять лет раньше. Кроме того, есть потенциал и в пересмотре льгот для различных категорий пенсионеров.

Повышение пенсионного возраста и пересмотр льгот, по словам Льва Львовского, позволит провести реформу чуть легче в финансовом плане.



— Кроме того, многие экономики переходного типа, которые шли от командной к рыночной, часто использовали средства от приватизации советских предприятий. Это уже больше вопрос к министерству финансов, где изыскать средства, — отмечает аналитик. — Если мы посмотрим на траты из бюджета, то поймем, что, в принципе, деньги на реформу найти можно. Правительство часто тратит деньги на вещи, которые не так важны и не так окупаемы, как пенсионная реформа. К примеру, миллиарды долларов вложили в не самую необходимую модернизацию, которая не дала ожидаемого эффекта. Можно проанализировать расходы бюджета и сэкономить на тратах, которые являются внеочередными, но провести необходимую реформу.

Одним из бонусов пенсионной реформы аналитик называет развитие инфраструктуры для пенсионных фондов.

— Экономике всегда нужны длинные деньги, то есть инвестиции на долгий срок, — говорит Лев Львовский. — Пенсионные накопления — это как раз такие длинные деньги. Конечно же, будет оптимально, если пенсионная реформа совпадет с реформой и созданием полноценного фондового рынка в Беларуси. Тогда пенсионные фонды (они могут быть как государственными, так и частными, пусть их будет много и они будут конкурировать друг с другом) смогут вкладывать накопления и приумножать их на финансовом рынке.



Казалось бы, реформу стоит начинать уже сейчас. Но есть один подводный камень: именно для проведения пенсионной реформы (как ни для какой другой) должна быть высокая степень доверия между государством и обществом.

— Потому что здесь идет речь про очень долгосрочное планирование. Люди сейчас принимают пенсионные решения, которые аукнутся им через 30—40 лет. И поэтому людям нужно понимать и верить, что они живут в стабильной стране, где государство не меняет свое мнение каждый год, где устойчивые институты смены власти, чтобы следующие лидеры выполняли обязательства и так далее. Если не будет такой серьезной степени доверия, то реализация этой реформы практически невозможна, — говорит аналитик.

— Есть способы повысить это доверие. К примеру, дать вам понять, что пенсионные накопления — это ваши деньги. Например, в США пенсионные накопления разрешается расходовать на отдельные категории важных и безрисковых покупок. К примеру, если вам не хватает 10% стоимости квартиры и вам еще много лет до пенсии, то вы можете взять в долг у будущего себя, то есть снять часть пенсионных накоплений. Таким образом, граждане США понимают, что это лично их деньги.

Что будет, если медлить и дальше?

Несмотря на увеличение страхового стажа, введение добровольного страхования и повышение пенсионного возраста, ситуация с минусом в ФСЗН остается острой. Это одна из главных причин, по которым нужна глубокая пенсионная реформа. Но что будет, если ничего не предпринимать? Нужно будет все больше и больше средств на выплату пенсии. Откуда брать деньги? На первый взгляд, есть несколько вариантов.

Вариант первый — сократить расходы из бюджета на ненужное и направить на пенсии. Но не тут-то было. В этом году Минфин запланировал бюджет с минусом в 5,6 млрд рублей. При этом ожидается, что в этом году в ФСЗН бюджет перечислит 1,63 млрд рублей. Дальше будет больше. И в конце концов нам постоянно придется что-то урезать, чтобы платить пенсии.

Можно, конечно, понадеяться на супервзрывной рост белорусской экономики в ближайшее время, но пока особенных предпосылок ни МВФ, ни Всемирный банк, ни само белорусское правительство не видят.

Вариант второй — увеличить налоги. Самые весомые поступления в бюджет (74,8%) в прошлом году давали пять позиций: НДС (7,85 млрд рублей), подоходный налог с физических лиц (6,67 млрд), акцизы (2,96 млрд), налог на прибыль (2,79 млрд), налог на недвижимость (1 млрд).

Для того чтобы решить вопрос с сегодняшним дефицитом ФСЗН в 1,63 млрд, нужно повысить эти налоги, грубо говоря, на восемь процентных пунктов. Это означает рост НДС с 20 до 28%, подоходного налога — с 13 до 21%, а налога на прибыль — с 18 до 26%. Правда, при таком резком повышении многие бизнесы уйдут в тень или переедут в соседние государства, где подобные налоги ниже. То есть после повышения налоговых ставок бюджет может недополучить значительную часть денег, и проблема только усугубится.

Вариант третий — повысить отчисления в ФСЗН. В этом году фонд ждет от бюджета 1,63 млрд рублей, или 8,5% от всех планируемых поступлений. Для этого ставку взноса в ФСЗН нужно повысить до 42—43%. Правда, даже нынешние 34% работодатели называют неподъемными. Более того, подобное повышение уж никак не поспособствует решению вопроса с зарплатами в конвертах, о проблеме которых говорил Лукашенко.

Вариант четвертый — занять. Несмотря на то что наша страна преуспела в заимствованиях, занять у кого-то в ближайшее время будет довольно сложно. Уровень внешнего госдолга у нас уже и так достаточно высок — 30,7% ВВП. Вдобавок одолженные деньги все равно не решат проблему, а всего лишь отодвинут ее на неопределенный срок.

Как видим, рабочих вариантов, где брать деньги, на данный момент у нас нет. То есть в будущем при отсутствии реформы придется уменьшать пенсии. Мы не сможем платить даже те 447 рублей в среднем за прошлый год.Приведем довольно грубый простой пример. Сейчас на 1 пенсионера приходится 1,7 работающего. Если эта цифра снизится, предположим, до 1,5, то для обеспечения всех пенсионеров среднюю пенсию придется снизить до 394 рублей. Если на 1 пенсионера будет приходиться 1 работающий, то при неизменной ситуации пенсия снизится до 263 рублей

Приведем довольно грубый простой пример. Сейчас на 1 пенсионера приходится 1,7 работающего. Если эта цифра снизится, предположим, до 1,5, то для обеспечения всех пенсионеров среднюю пенсию придется снизить до 394 рублей. Если на 1 пенсионера будет приходиться 1 работающий, то при неизменной ситуации пенсия снизится до 263 рублей

«Да это нескоро случится и нас вряд ли коснется», — махнут рукой нынешние 20—30-летние. Самый пессимистичный прогноз ООН: к 2050 году на 1 пенсионера будет приходиться 1 работающий. Тогда нынешним молодым людям будет уже 50—60 лет, и пенсионный вопрос для них будет стоять довольно остро.

Автор: Настасья Занько.

Мнение, озвученное в статье, может не совпадать с мнением BEROC и Бизнес-школы ИПМ. Мы не несём ответственности за содержание статьи.