Мы в прессе

25.03.2021

Дыра в бюджете прилично увеличилась. Включат печатный станок или повысят налоги?

Какие меры примет белорусское правительство для покрытия дефицита бюджета?

Министерство финансов увеличило планируемый дефицит бюджета на 2021 год с 4 млрд до 5,6 млрд рублей. Недостачу денег в казне планируется профинансировать за счет остатков средств бюджета и новых государственных заимствований.

Так, уже в текущем году Беларусь планирует привлечь несвязанные внешние заимствования на 1 млрд долларов; половину этой суммы — из России в виде государственного кредита. Помимо этого прорабатывается возможность привлечения ресурсов у международных финансовых организаций в 2022 году, переговоры с которыми, по словам замминистра финансов Ольги Тарасевич, находятся в активной стадии.

Эксперты полагают, что с поиском дополнительных средств могут возникнуть сложности — доступа к финансовым рынкам у Беларуси сегодня практически нет.

Техническая отговорка

Значительное увеличение размера дефицита бюджета замминистра финансов объяснила «принятием мер государства по поддержке предприятий в период пандемии».

Старший научный сотрудник Центра экономических исследований BEROC Лев Львовский усомнился в том, что в Министерстве финансов только сейчас открылась некая новая информация, связанная с пандемией, которую не знали во время формирования бюджета.

«Здесь скорее речь идет о том, что хотелось немного приукрасить картинку, вот и объявили изначально дефицит в 4 млрд рублей», — отметил эксперт в комментарии для Naviny.by.

Объяснение, что, мол, так помогали предприятиям в 2020 году, что власти вынуждены увеличить дефицит бюджета в 2021-м, звучит как техническая отговорка, считает Львовский: «Помощь эта, как капля в море была, и то оказывалась она в большей степени государственным предприятиям».

Скорее всего, увеличение дефицита бюджета связано с тем, что начинают подходить к концу сроки исполнения обязательств у многих государственных предприятий.

«В начале предыдущей пятилетки предприятия набрали кредиты на модернизацию, а сейчас подходят сроки их выплат. Внезапно поняли, что модернизация ни к какому повышению эффективности производства не привела, предприятия все еще в кризисном состоянии, а министерства экономики, финансов и другие профильные ведомства в авральном режиме решают, что с ними делать: где-то просят или заставляют банки списать часть долга, где-то долг берется на баланс Минфина, где-то выпускаются акции предприятий мусорного качества, которыми расплачиваются по номиналу», — отметил аналитик.

Эксперт аналитического центра «Стратегия» Виктория Василевич обратила внимание, что в январе в бюджет переместились долги ключевых предприятий, в том числе по кредитам. Например, долги БМЗ.

«Возможно, их не учли при планировании бюджета, тем паче, что сверстали его за считанные дни, и парламент сходу во всех чтениях утвердил», — отметила Василевич в комментарии для Naviny.by.

Хватит ли для покрытия дефицита «старых» денег?

Одним из основных источников покрытия дефицита бюджета, по словам замминистра финансов Ольги Тарасевич, являются профицитные остатки, которые были сформированы в прошлые годы.

В Беларуси действительно было несколько профицитных лет, подтвердил Лев Львовский. «Был накоплен некий жирок, но мы его использовали», — заметил он.

Виктория Василевич также считает маловероятным, что эти средства еще находятся в доходной части текущего бюджета — они, по ее мнению, «уже съедены».

«Годовой бюджет складывается из запланированных доходов и расходов — в будущие периоды в виде сальдо они не попадают», — пояснила она.

Нужны новые заимствования, а с ними у нас очень плохо, отмечают эксперты. Почти со всем внешним миром Лукашенко разругался, так что вряд ли можно рассчитывать на кредит от международных финансовых организаций. Остается Россия и Китай, а еще выпуск евробондов на общий рынок.

Но на фоне резкого ухудшения экономики Беларуси, евробонды стали не очень надежным источником финансирования, считает Львовский. Пока крупные инвесторы, несмотря на призывы оппозиции, не заявили массово о своем решении сбрасывать белорусские евробонды. И доходность по ним по-прежнему остается привлекательной, но это ровно до тех пор, пока Беларусь не выпустит новые еврооблигации.

«Эти евробонды будут уже выпускаться под гораздо большие проценты. Кроме того, на них экономические власти Евросоюза и США имеют немалое влияние вплоть до запрета некоторым институциональным экономическим агентам владеть ими», — отмечает аналитик.

Впрочем, Беларусь может рассчитывать на заимствования на российском финансовом рынке, и Минфин анонсировал «организационные мероприятия для обеспечения возможности размещения облигаций на территории России».

Что касается кредитов, то здесь у Беларуси выбор также невелик.

Например, Китай, с которым, как не раз говорил Лукашенко, мы большие друзья, пока не рвется помогать Беларуси.

«Китай не так строг к вопросам, связанным с правами человека», отметил Львовский, но «в Поднебесной всё просчитано, они дают коммерческие кредиты только в том случае, если видят, что страна сможет по ним расплатиться».

Таких политических кредитов, как Россия, Китай точно давать не будет, уверен эксперт.

Остается восточная соседка. В прошлом году на фоне протестов Москва уже выделила Минску 1,5 млрд долларов. Накануне встречи Лукашенко и Путина в Сочи российские СМИ, ссылаясь на источники в Кремле, писали что на переговорах речь пойдет, в том числе, и о новом кредите в 3 млрд долларов. Эксперты предполагали, что Минск хочет получить доступ к остатку средств, которые выделялись на строительство Белорусской АЭС.

Однако у экспертов складывается впечатление, что Россия сейчас всячески пытается избежать обязательств по финансовой поддержке белорусского режима.

По мнению Виктории Василевич, недавний комментарий пресс-секретаря президента России Дмитрия Пескова о том, что Лукашенко не давал никаких обещаний Путину относительно конституционной реформы, тому подтверждение. «Это может означать и приостановление финансовой поддержки — теперь Россия планирует только приобретать активы», — считает эксперт.

Василевич полагает, что вторая волна уличных протестов, начало которой оппозиционно настроенная часть белорусов объявила на День Воли, неминуемо повлечет за собой и новый виток репрессий, возможно, еще более жестких. И спонсировать этот процесс Москва не хочет.

«Кремль заранее попытался отмежеваться от возможных кровавых событий в Беларуси», — считает аналитик.

Включит ли правительство печатный станок?

Чтобы расплатиться с внешними кредиторами, Беларусь вынуждена будет «включить печатный станок», считает Василевич.

«Других ресурсов я не вижу. При увеличении широкой денежной массы покупательная способность зарплат и пенсий будет падать, а инфляция — расти», — сказала она.

В том, что будет печататься лишняя денежная масса, уверен и Лев Львовский. «Вопрос только в объемах — много или не очень, — продолжил он. — Формально печатный станок уже включен: в 2020 году Беларусь вернулась к забытой уже практике директивного кредитования — это и есть, по сути, запуск печатного станка. Только насколько укрепится эта практика?»

Также для экспертов очевидно, что налогообложение будет ужесточаться, и это уже не угроза — последние полгода только и разговоров как о повышении налогов.

Вот и министр финансов Юрий Селиверстов в своей недавней статье в ведомственном журнале «Финансы. Учет. Аудит» подчеркнул, что «исчерпаны не все резервы».

По мнению главы ведомства, в Беларуси наблюдается «перенасыщенность налоговой системы льготами различного характера и преференциальными режимами, а также недостаточный вклад в финансирование государственных расходов от субъектов малого и среднего предпринимательства».

И Минфин предлагает решить эту проблему за счет упорядочения множественности преференциальных налоговых режимов посредством их трансформации в единый.

Автор: Наталья КОРОТКАЯ

Мнение, озвученное в статье, может не совпадать с мнением BEROC и Бизнес-школы ИПМ. Мы не несём ответственности за содержание статьи.