Business&Economic Review

Business&Economic Review — совместный информационный продукт BEROC, Исследовательского центра ИПМ и Бизнес-школы ИПМ.

Лев Львовский: «Вкладывая деньги в биткоин, нужно ориентироваться на количество денег, которые готов проиграть»

В последние дни курс биткоина достиг рекордных высот и показал крайне высокие темпы роста. Следует ли рассматривать эту и другую криптовалюты в качестве перспективного инвестиционного инструмента? На эти и другие вопросы Business&Economic Review ответил Лев Львовский, старший научный сотрудник Центра экономических исследований BEROC:

- Для начала нужно пояснить, что биткоин и другие криптовалюты в строгом экономическом смысле не являются валютами.

- Почему?

- У валюты есть определенные функции, одна из которых – средство накопления. Криптовалюты из-за огромной волатильности эту функцию не выполняют. По волатильности они больше похожи на ценные бумаги, но в отличие от них волатильность криптовалют не является обоснованной. Например, биткоин не обеспечен ничем, кроме спекулятивного спроса. Он ничего не производит, не связан с обязательствами компании. Цена на него колеблется исключительно в зависимости от того, как люди его продают или покупают. Конечно, в последнее время повышенная волатильность наблюдается и на традиционных фондовых рынках (вспомнить хоть историю с Gamestop), но в основе цены акций всё-таки лежат какие-то фундаментальные характеристики компаний.

Есть и другие виды криптовалют, не похожие на биткоин. К примеру, обеспеченные криптовалюты, stable coins. Обеспеченность каждой из них разная. Самый распространенный stable coin – это тезер (tether). Компания, которая его выпускает, предлагает один тезер за один доллар.

- Для чего нужна такая криптовалюта?

- Она может использоваться, к примеру, для международных переводов. Но нужно понимать: поскольку вся система криптовалют является нерегулируемой или слабо регулируемой, за криптовалютами часто стоят мошеннические схемы. И вполне вероятно, что тезер является именно такой схемой: когда власти США запросили аудит, чтобы убедиться, что компания-эмитент выпустила столько же тезеров, сколько имеет долларов на счету, выяснилось, что там все непросто. Сейчас ведется расследование, и не исключено, что тезер может оказаться одной из крупнейших мошеннических схем в истории. Кстати, есть информация, что за нынешним всплеском биткоина стоят именно вливания тезеров.

- В чем смысл таких вливаний?

- Допустим, вы - компания, которая выпускает тезеры. Я хочу купить у вас тысячу тезеров и отдаю вам взамен тысячу долларов. На рынке формируется чёткая убеждённость, что один тезер равен одному доллару. Затем вы выпускаете еще тысячу тезеров, притворяясь, что их кто-то купил, а по факту совершаете неконтролируемую незаконную эмиссию. Затем вы их меняете на биткоины. Выглядит так, как будто в биткоины вливаются деньги, а на самом деле это не реальные деньги, а необеспеченные тезеры. Есть информация, что и за текущим всплеском биткоина стоит небывалое вливание тезеров. 

- То есть это может оказаться главной причиной роста биткоина?

- Есть и другие факторы. К примеру, большие вливания ликвидности на рынок развитых стран для обеспечения антикризисных мер в условиях пандемии. Так в США, в начале года была раздача денег населению. Предполагалось, что эти деньги пойдут на оплату жилья и еды, но очевидно, чеки получили не только нуждающиеся, но и более широкие круги. И они понесли эти деньги на биржу, особенно после появления новостей об изобретении вакцины, которые настроили людей более позитивно. 

Ценные бумаги, в том числе необеспеченные, нередко растут, когда общее настроение участников – это надежда на рост и получение прибыли. Но поскольку фундаментальной ценности у биткоина нет, все может завершиться в любой момент: его начнут продавать, и цена будет падать. 

Еще один фактор роста курса – появление на рынке большого числа неквалифицированных инвесторов. Это не обидное слово, я тоже неквалифицированный инвестор. Речь идет о людях, которые не являются в этой сфере профессиональными специалистами. И их поведение также ведет к созданию пузырей, и не только в криптовалютах. К примеру, есть большая вероятность, что стоимость акций компании Tesla тоже сильно завышена. В этом случае речь идет не о мошеннических схемах, а о результатах действий неквалифицированных инвесторов. Я сам не так давно купил акции Tesla, веря, что это хорошая компания, и не глядя на фундаментальные финансовые показатели. А когда посмотрел их, понял, что стоимость акций очень далека от реальности. 

- Как вы считаете, можно ли в этих условиях все же инвестировать в биткоин?

- Для начала нужно понимать, что это нельзя назвать инвестицией. Инвестирование – это вложение денег в объект, который создает добавленную стоимость. А покупка биткоина – это приобретение спекулятивных бумаг в огромном пузыре. Здесь можно выиграть, а можно и проиграть. Никто ничего ни просчитать, ни гарантировать не может.

Главная функция биткоина - это быстрые, надежные и неотслеживаемые платежи и переводы. На это есть естественный спрос, их можно использовать как для перевода денег родителям, так и для покупки в сети чего-то нелегального. Это очевидная функция, и с этой точки зрения биткоин - надежная система. Но неясно, каковы мировые потребности в его функции как средства платежей и переводов? Скорее всего, не очень большие, и для исполнения этой функции неважно, стоит биткоин 50 тысяч или 1 доллар. Цена Tesla не будет нулевой, эта компания все равно будет производить автомобили и батареи и благодаря этому будет иметь определенную стоимость. А вот биткоину ничто не мешает рухнуть до нуля, потому что он не производит ничего, и нет никакого дохода, который ассоциировался бы именно с биткоином. 

Поэтому вкладывая деньги в биткоин, нужно ориентироваться на то же, на что ориентируются люди, когда идут в казино - на количество денег, которые готовы проиграть. 

- Есть ли способы для непрофессиональных инвесторов сделать хорошие инвестиции с учетом всех этих факторов?

- Всегда есть такая возможность, хотя в любых инвестициях есть какой-то риск. Один из самых надежных в долгосрочной перспективе активов – различные сводные индексы, которые вбирают в себя акции большого количества компаний. Пример такого индекса – S&P 500. В него входят 500 крупнейших компаний, которые являются надежными по оценке Standard & Poor’s. Если в одной из этих компаний произойдет что-то плохое, и цена ее акций пойдет вниз, весь индекс не сильно пострадает. Исторически этот индекс всегда растет. Безусловно, в периоды рецессий он может снижаться, поэтому в него можно инвестировать только на долгосрочную перспективу, деньги не должны подлежать срочному возврату, а быть просто инвестицией на будущее. Для начинающих инвесторов это хорошая стратегия. 


Изменения в налогообложении ИП могут привести к росту бедности, особенно в регионах  

Одной из самых обсуждаемых тем в бизнес-сообществе стали предложения Комитета госконтроля по изменению условий налогообложения для индивидуальных предпринимателей. О том, как такие изменения могут повлиять на бизнес-климат и отразиться на экономике в целом – в интервью с экспертом Центра экономических исследований BEROC Марией Акуловой.

- Как вы оцениваете появление предложений по изменению налогового законодательства?

- Все это делается внезапно, в середине февраля, когда уже начался финансовый год. Причины в какой-то мере понятны: из-за дефицита бюджета в конце прошлого года уже начался пересмотр ставок налогов. Власти активно пытаются найти источники пополнения бюджета, повышая налоговую нагрузку. Наверное, здесь есть и политический момент, учитывая то, что было сказано на ВНС в адрес предпринимателей.

- Какой может быть реакция бизнеса на реализацию этих планов? 

- Ухудшение условий работы затормозит рост малого и среднего бизнеса. Прошлый год был болью не только для государственных, но и для частных компаний, поскольку сократились доходы населения и как следствие - внутренний спрос. Государство никак не поддержало предпринимателей ни во время пандемии, ни во время политического кризиса. Значит, не стоит рассчитывать на восстановление объемов и тем более ожидать, что ИП будут собирать сливки.

Вполне вероятно, что какая-то доля предпринимателей разорится или закроет бизнес. Те, кто заточен на экспорт, достаточно гибок и не привязан к определенному месту, могут выехать из страны. Также можно ожидать, что какая-то часть предпринимателей попытается уйти в тень.

Отдельно хотела бы остановиться на ухудшении условий работы для тех, кто платит единый налог. Эта категория предпринимателей находится на одном уровне с самозанятыми. В результате нововведений они могут оказаться в гораздо худших условиях, чем физлица: у них не только будет больше головной боли с отчетностью, но и платить им придется гораздо больше. Это будет их стимулировать либо закрываться, либо уходить в тень.

Надо понимать, что этот вопрос не является исключительно финансовым. Ключевой момент для развития предпринимательства – понятные условия игры. Такие изменения вносят неопределенность, которая делает невозможным планирование, привлечение инвестиций и развитие. 

- Какие экономические последствия может повлечь внесение таких изменений в законодательство? 

- Экономическая ситуация остается сложной, особенно в малых городах и регионах. Если там человек теряет работу на госпредприятии, ему очень сложно найти другую. Часто создание ИП является единственной возможностью получать средства, чтобы поддерживать нормальное существование и уровень доходов.

Проводя опросы, мы всегда задаем вопрос, по каким причинам индивидуальные предприниматели решили создать бизнес. К сожалению, мы видим, что основным стимулом является вовсе не желание заниматься предпринимательством. Чаще всего открытие ИП - это вынужденное решение из-за тяжелой экономической ситуации. Огромный белорусский госсектор, несмотря на поддержку со стороны государства, продолжает увольнять избыточную рабочую силу. Проблему занятости до сих пор во многом решал сектор ИП и микропредприятий. Можно ожидать, что в случае принятия изменений в налогообложение ИП может возрасти уровень бедности, особенно в регионах. Хоть нам и говорят, что работы достаточно, найти ее нередко является большой проблемой. 

Ключевая задача всех ИП и микробизнесов в мире – это рост и расширение, возможность вырасти в полноценную компанию. Сейчас у людей теряется мотивация к ведению деятельности, развитию и привлечению инвестиций. Во всех странах в любой кризис, в том числе в пандемию, этому сектору оказывалась поддержка для того, чтобы люди оставались самозанятыми и не требовали дополнительной помощи. У нас происходит иначе.

В целом предлагаемые изменения могут вбить гвоздь в бизнес-климат, который выстраивали экономические власти. В последние годы многое было сделано для того, чтобы стимулировать создание малых и средних предприятий. Теперь мы наблюдаем разрушение того, что они строили. 

- Помогут ли такие поправки решить проблемы с бюджетом?

- Если смотреть экономическую теорию, то такие меры могут давать краткосрочный прирост поступлений, например, в течение года. Однако уже в среднесрочной перспективе эффект является обратным - предприятия закрываются, разоряются, вывозят средства, уходят в тень, а значит бюджет в итоге получает меньше. Возникает вопрос, стоит ли ради этого ломать то, что так долго строили? 



Business&Economic Review — новый информационно-аналитический бюллетень для бизнеса, созданный на основе материалов Центра экономических исследований BEROC, Исследовательского центра ИПМ и Бизнес-школы ИПМ. Наша цель — предоставить бизнесу наиболее актуальную и полезную информацию об экономической и бизнес-среде, которая станет ориентиром для успешной работы и развития. 

Главный редактор бюллетеня — Ольга Томашевская. 

Предложения и пожелания по проекту можно присылать на электронный адрес tomashevskaya@beroc.by