Business&Economic Review

Business&Economic Review — совместный информационный продукт BEROC, Исследовательского центра ИПМ и Бизнес-школы ИПМ.

Экономические тренды-2020: Проблемы предприятий, финансового сектора и релокация 

Основные экономические тренды и их дальнейшее влияние проанализировал в интервью Business&Economic Review Дмитрий Крук, эксперт Центра экономических исследований BEROC.

- Как можно охарактеризовать основные экономические тренды с начала 2020 года?

- Еще в прошлом году ожидалось, что рост в 2020 году будет слабым. А в самом начале года прогноз ухудшился из-за нефтяного конфликта с Россией. Вскоре за этим последовала пандемия COVID-19 и специфическая реакция на нее: экономические власти решили, что госпредприятия должны продолжать производить, несмотря на снижение спроса. Такой подход обеспечил меньший, чем можно было ожидать, спад ВВП во втором квартале. Однако на госпредприятиях стали накапливаться серьезные проблемы, которые выходят на первый план сегодня: возросли складские запасы, а финансовое положение резко ухудшилось. К сегодняшнему дню долговая нагрузка многих предприятий достигла критических значений, а некоторые из них приблизились к состоянию неплатежеспособности. 

В августе, накануне выборов, основными проблемами, которые требовалось решить, были финансовая стабилизация госпредприятий и распродажа складских запасов. Однако значительного улучшения конъюнктуры летом не произошло, поэтому указанные проблемы далеки от своего разрешения, а в ряде случаев только усугубляются. 

После выборов возникли новые экономические вызовы. В том числе массовое снятие депозитов и рост спроса на иностранную валюту, которые стали причиной достаточно чувствительного, на 7-8%, обесценения курса белорусского рубля. Сегодня девальвация очень опасна для корпоративной платежеспособности: значительная часть долгов предприятий номинирована в иностранной валюте, и при отсутствии пропорциональной экспортной выручки обесценение рубля приводит к проблемам с обслуживанием этих долгов. При этом, стимулирующий эффект для экспорта от обесценения рубля значительно слабее, чем в предыдущие годы, так как внешние рынки по-прежнему скованы влиянием пандемии. Поэтому в сегодняшних условиях негативные эффекты от обесценения рубля многократно перевешивают позитивные. Ослабление рубля является прямой угрозой финансовой стабильности и косвенной угрозой макроэкономической стабильности. Но и искусственно поддерживать курс рубля продолжительный период власти не могут, так как это в конечном итоге также подорвет макростабильность. Поэтому им остается только надеяться, что внутренние и внешние воздействия на обменный курс будут слабыми и существенно не изменят его равновесного значения.

- Сейчас курс рубля более-менее стабилен, значит ли это, что угроза девальвации миновала?

- Чтобы сдержать обесценение курса рубля, Нацбанк начал проводить политику зажатия рублевой ликвидности. Это дало свои результаты с точки зрения динамики курса. Однако у этой меры есть оборотная сторона: рублевое кредитование не расширяется, предприятия не могут получать кредитную подпитку. Это вынуждает их ограничивать масштабы своей деятельности, а некоторых приводит к обострению финансовых проблем. Если такой статус-кво будет сохраняться, то можно ожидать, что в скором времени возникнут новые проблемы - будут расти неплатежи и шириться практика задержек с выплатой зарплат. Это будет приводить к дальнейшему ухудшению динамики ВВП.

Если посмотреть на ситуацию с позиции банков, то и здесь сложно найти поводы для оптимизма. С одной стороны – ухудшается качество их активов из-за проблем с обслуживанием долгов предприятий. С другой стороны – продолжается отток депозитов, из-за чего банки могут столкнуться с ситуацией недостатка ликвидности и проблемами с выполнением собственных обязательств.

Меры по сдерживанию девальвации переносят часть проблем финансового сектора в реальный. Предприятия, которые находятся в плохом финансовом положении, будут урезать издержки, и это означает, что зарплаты даже в номинале расти не смогут, не говоря уже о реальном выражении. Если проблемы финансовой системы и в дальнейшем будут переключаться на предприятия, то вскоре последует эффект бумеранга: банки станут ощущать усиление проблем с качеством активов, а угрозы финансовой дестабилизации и кризис неплатежей будут становиться все более вероятными.

Подводя итог, могу сказать, что страна уверенным курсом движется к полномасштабному экономическому кризису. Но пока актуален вопрос о том, в какой форме, через какие симптомы он будет проявляться в первую очередь.

- Говоря об основных экономических тенденциях вы много говорили о предприятиях госсектора. Как их проблемы влияют на частный сектор?

- Из-за того, что доля госпредприятий в экономике велика, они влияют и на динамику ВВП, и на занятость, и на многие другие параметры. Есть и косвенное влияние, и оно также значительно. К примеру, если госпредприятия испытывают серьезные проблемы с возвратом долгов, это ограничивает возможности банков кредитовать другие сектора. Если госпредприятия платят меньше зарплат – это влияет на потребительский спрос, в том числе и на продукцию частного бизнеса. Серьезное ухудшение состояния госпредприятий влияет на частный бизнес через макроэкономическое взаимодействие, инвестиции, спрос.

- Перечисляя экономические тренды, вы не упомянули начавшуюся релокацию высокотехнологичных компаний. Является ли этот тренд важным?

- Это очень важный тренд, который будет воздействовать на экономику в более долгосрочной перспективе. В ближайший год негативные последствия релокации высокотехнологичных компаний будут не очень ощутимы. Хотя бы потому, что этот процесс идет не очень быстро: контракты, заключенные до конца года, еще продолжают действовать. Но в перспективе ближайших 1-5 лет релокация IT-компаний, если она будет иметь место, станет одним из ключевых трендов, влияющих на экономику.

Экспортная деятельность IT-компаний приводила сюда потоки прибыли. Теперь эти деньги будут уходить вовне, и это будет напрямую влиять на ВВП. Проявятся и эффекты второго порядка. IT-компании динамичны, и они придавали драйв, были локомотивом экономического роста и выполняли важную роль по привлечению инвестиций и созданию имиджа страны. Они создавали кумулятивный эффект в экономике: именно благодаря спросу со стороны работников IT-сектора создавались многие бизнесы, например, барбершопы, рестораны. В случае массовой релокации IT-специалистов такие бизнесы столкнутся с масштабным проседанием спроса.

Но самое важное – это человеческий капитал. Если компетентные образованные люди будут покидать страну – это будут не только прямые потери, но и упущенная выгода. Эти люди будут создавать новые бизнесы и реализовывать новые идеи за рубежом, в то время как Беларусь будет утрачивать динамику развития и перспективы формирования конкурентоспособных кластеров. Передовые отрасли будут отмирать, а традиционные будет тянуть экономику вниз накопленными проблемами.


Перспективы корпоративного управления: контроль vs развитие 

Развитие корпоративного управления поможет улучшить качество управления на государственных и частных предприятиях. Но для этого придется преодолеть ряд барьеров. 

Об этом свидетельствуют результаты исследования, проведенного Центром экономических исследований BEROC при поддержке CIPE.

Об основных результатах исследования Business&Economic Review рассказал эксперт BEROC Родион Морозов.

Зачем нужно корпоративное управление государственным и частным компаниям

Наша цель была понять, насколько в Беларуси развито корпоративное управление, насколько предприятия готовы к его дальнейшему внедрению и что поможет более широко распространить эту практику. 

В рамках проекта мы провели опрос 120 предприятий разных форм собственности. В нем приняли участие компании с разной долей государства и полностью частные, а также предприятия с иностранным капиталом. Единственным ограничением был размер предприятия – в нем должно работать более 100 сотрудников, а верхний уровень мы не ограничивали, и в опросе приняли участие компании с десятками тысяч работников.

Тема корпоративного управления нам интересна, поскольку качество управления предприятиями влияет на уровень экономического развития страны. Эту связь доказали исследования таких организаций как МВФ, ЕБРР, ОЭСР. Это означает, что потенциал белорусских предприятий раскрыт не полностью. 

Даже при сохранении государственной собственности на многих предприятиях повышение качества управления может помочь решить многие проблемы, а также способствовать привлечению инвестиций. При работающей системе корпоративного управления госпредприятия могут быть эффективными, не потреблять средства из бюджета, а вносить в него вклад.

В частном секторе корпоративное управление решает и другие задачи. За 25-30 лет развития белорусского предпринимательства произошло накопление первоначального капитала. Когда компании выросли до международного уровня, достигли определенных размеров, выяснилось, что многие основатели уже не справляются с управлением самостоятельно, что им нужно передавать управление профессиональным менеджерам. Перед первым поколением собственников сегодня стоит вопрос – что будет с компанией, когда они решат уйти от дел. Продать бизнес в Беларуси сложно, фондовый рынок здесь неликвидный. А одна из причин, по которым иностранные инвесторы не готовы приобретать белорусские бизнесы – отсутствие в большинстве компаний четкой прозрачной системы управления. Передача детям – тоже сложный вопрос, особенно для компаний, где есть несколько учредителей, у каждого из которых несколько наследников. Бизнес вводит корпоративное управление, чтобы компании стали более устойчивыми, привлекательными для инвесторов, кредиторов и партнеров, а также не зависели от одного человека.

Интересно, что относительно молодые собственники, в возрасте 40-45 лет, даже в большей степени осознают целесообразность своего отхода от оперативного управления и выхода на стратегический уровень, чем их коллеги 55-65 лет. 

Страх потери контроля

На госпредприятиях, где внедряется корпоративное управление, остается открытым важный вопрос: кто формулирует для них стратегию, кто определяет целевые показатели и контролирует их выполнение. Когда мы отвечаем на эти вопросы, мы можем прийти к выводу, что фактически в госкомпаниях нет корпоративного управления. По словам руководителей, стратегии развития предприятий не разрабатываются, их задача - достижение определенных показателей, выработанных министерством, концерном или исполкомом. Это может быть выручка, объем выпуска, сохранение занятости. Назвать такие цели стратегией сложно. Нередко контроль за достижением показателей также осуществляет не наблюдательный совет, а несколько не связанных между собой государственных органов. То есть, хотя в ОАО есть наблюдательный совет, он выполняет весьма номинальные функции. Некоторые участники опроса говорили, что они выполняют роль почтальона, подписывая бумаги, которые приходят на предприятие сверху и потом подписывая отчет. И эти посреднические функции не нужны, они являются избыточными и только усложняют работу. 

Частные компании подходят к этому иначе, они видят необходимость формирования более эффективной системы корпоративного управления. Они не будут платить лишние деньги за функции почтальона. У них главная проблема другая, она связана с отсутствием в Беларуси сложившейся культуры передачи полномочий наблюдательному совету и менеджменту. Как показало исследование, белорусские собственники редко могут по-настоящему отойти от оперативного управления, они продолжают вмешиваться во все процессы. Как показало наше общение с предпринимателями, белорусский частный бизнес может позволить переманить за большие деньги хороших управленцев, но демотивировать их в случае, если собственник по-прежнему единолично принимает ключевые решения. В результате недовольны обе стороны – собственнику не удается оставить оперативное управление, а менеджера не устраивает то, что ему не дали развернуться и применить свои компетенции.

Отсутствие практики формирования систем корпоративного управления является одним из главных барьеров для его внедрения в частном секторе. У нашего молодого бизнеса просто не было такого опыта, а страх потери контроля перевешивает осознаваемую потребность в развитии. Во многом это связано с тем, что за свою короткую историю белорусский бизнес пережил много кризисов, которые вынуждали собственников время от времени переходить на ручное управление. С другой стороны, опыт западных стран показывает, что при хорошо поставленном корпоративном управлении нет необходимости в переходе на ручной режим в сложных ситуациях. Наоборот, в кризисных ситуациях работающая система корпоративного управления способна делать бизнес более устойчивым.


Business&Economic Review — новый информационно-аналитический бюллетень для бизнеса, созданный на основе материалов Центра экономических исследований BEROC, Исследовательского центра ИПМ и Бизнес-школы ИПМ. Наша цель — предоставить бизнесу наиболее актуальную и полезную информацию об экономической и бизнес-среде, которая станет ориентиром для успешной работы и развития. 

Главный редактор бюллетеня — Ольга Томашевская. 

Предложения и пожелания по проекту можно присылать на электронный адрес tomashevskaya@beroc.by

sweden-color.svg

Проект реализован при поддержке Швеции.

Подписаться на Business&Economic Review