Бизнес-школа ИПМ
Международная
аккредитация качества
IQA palm
+375 17 277-04-04
 Сергей Киеня, специально для IPM Review

Как белорусскому бизнесу включиться в краудэкономику?

Первая международная конференция по краудэкономике
Зарегистрируйтесь сейчас!

Более половины компаний из списка Fortune 500 по данным портала crowdsorsing.org, используют те или иные инструменты краудэкономики. Это дает возможность решать глобальные задачи в кратчайшее время с наименьшими финансовыми затратами. И, самое главное, действительно работает и дает потрясающие результаты.

Какие инструменты белорусский бизнес мог бы использовать с выгодой для себя?

Краудсорсинг как шанс на прорыв

Это наиболее используемый бизнесом элемент краудэкономики: коммерческие предприятия привлекают (на добровольной и бесплатной основе) добровольцев для решения конкретных задач. Об одном из первых краудсорсинговых проектов мы узнаем из Библии – помните про строительство Вавилонской башни? Правда, проект завершился неудачно из-за, как бы сегодня сказали, «форс-мажорных обстоятельств».
 
Сегодня, с развитием средств коммуникаций и, в первую очередь, интернета, краудсорсинг стал доступным и дешевым инструментом. И Интернет дал нам пример самого успешного краудсорсингового проекта – Википедию. Миллионы людей тратят свое время для того, чтобы сделать проект лучше, информативнее, полнее. И, при этом, совершенно бесплатно.
 
Если же говорить исключительно о коммерческих проектах, то примеров предостаточно. Большинство инноваций, внедряемых компанией Procter&Gamble основаны на идеях, полученных благодаря краудсорсингу. Проблемы, которые в компании не могут решить самостоятельно, публикуются на специализированном сайте на сайте InnoCentive, сообщество которого составляет около 1,5 миллиона человек. За каждую решенную задачу компания выплачивает премию – в среднем, 20 тысяч долларов. Но это значительно меньше той суммы, в которую обходится содержание департамент инноваций и разработок компании, в котором работает порядка 9 тысяч человек.
 
Другие компании не прибегают к специализированным ресурсам, полагаясь на собственную базу «краудсорсеров». У японской мебельной компании Muji она составляет порядка полумиллиона человек. На своем сайте она собирает самые радикальные и креативные идеи. Лучшие из них (по оценке самих же посетителей сайта) передаются профессиональным дизайнерам, которые дорабатывают пользовательский креатив. Затем на новинки собираются предзаказы. Изделие поступает в продажу лишь в том случае, если предзаказ сделали не менее 300 человек.
 
Активно используют краудсорсинг в своей работе Lego, Starbucks, McDonald’s.
 
Отклик интернет-сообщества обусловлен не только шансом заработать (как в случае с Procter& Gamble) но и так называемым «эффектом Groundswell», открытым около шести лет назад. Психологи описывают его как «социально-сетевая мотивация к удовлетворению потребностей (от признания до самореализации) не институциональным путём, а в ходе общения и совместной деятельности». То есть наряду с желанием коммуницировать, у пользователей есть потребности быть полезным для сообщества и получить признание.
 
В Беларуси многие компании активно взаимодействуют с потенциальными потребителями в социальных сетях. Однако активность в 99% случаев заключается в привлечении внимания к уже существующему продукту и повышении лояльности к бренду посредством розыгрышей призов и других инструментов вовлечения. Использовать огромный потенциал интернет-пользователей в коммерческих целях практически никто не пытается.
 

Краудфандинг для «больших»

Краудфандинг – самый известный инструмент краудэкономики. В первую очередь благодаря сверхуспешным проектам, «выстрелившим» на зарубежных платформах. Истории о том, как автор проекта получил миллион за сутки, надеясь собрать 10 тыс. долларов за месяц, тиражируются СМИ и добавляют привлекательности «совместному финансированию».
 
Несмотря на то, что объем рынка краудфандинга в 2014 году составил $16 млрд, а в 2015-м превысит $34 млрд., в Беларуси он только начинается – первая платформа заработала всего несколько месяцев назад. Несмотря на скептиков, считавших, что белорусов не заинтересует финансирование чьих-то идей, старт вышел сверхуспешным – на сегодня до 40% проектов получают финансирование.
 
Бытует распространенное мнение, что краудфандинг – инструмент лишь для стартапов, гениев-одиночек и социальных проектов. Безусловно, учитывая, насколько затруднен доступ к финансовым ресурсам у вышеназванных категорий, краудфандинг они рассматривают как один из приоритетных каналов финансирования. И именно стартапы генерируют большинство проектов для краудфандинговых платформ.
 
Но в то же время, учитывая растущий едва ли не в геометрической прогрессии интерес к краудфандингу, крупные корпорации и всемирно известные компании также включились в «народное финансирование».
 
Так, японская компания Sony запустила собственную краудфандинговую платформу First Flight, которая предназначена для финансирования проектов, разрабатываемых ее сотрудниками. На сегодняшний день самый успешный проект – «умные» часы с функциями электронного кошелька, коммуникатора и фитнес-трекера – собрал около 700 тысяч долларов, а спонсорами выступили более полутора тысяч человек.
 
Есть отдельный краудфандинговый ресурс и для взрослых фанатов LEGO – его открыл японский партнер «конструкторной» компании. Взрослых фанатов LEGO немало – и они активно создают свои проекты, участвуют в финансировании чужих, в надежде получить очередной уникальный конструктор (например, уменьшенную копию комплекса стадионов Олимпиады в Пекине) в числе первых.
 
Для чего это крупным компаниям с миллиардными оборотами, способным легко профинансировать проекты самостоятельно? Для того же, для чего краудфандинг могут использовать и белорусские компании. Это:
 
  • Исследование рынка. Вы сколько угодно можете проводить опросов на тему «купите ли вы наш продукт?» - далеко не факт, что человек, ответивший «да», действительно это сделает. Краудфандинговый проект наглядно демонстрирует, готовы ли люди расставаться с деньгами ради вашей новинки и насколько она им интересна.
  • Продвижение продукта. Вы сможете сформировать спрос на свой продукт еще до начала производства.
  • Поиск идей. В ходе сбора денег вам не только расскажут, что думают о вашем продукте, но и подскажут, как сделать его лучше и привлекательнее для потенциальных потребителей.
  • Минимизация затрат. И не только за счет собранных денег. Производя только те продукты и услуги, которые поддержали сотни и тысячи пользователей интернет, вы уменьшаете риск поставить «на поток» то, что никому не понадобиться и принесет лишь убытки.
  • Дополнительная реклама. Практически бесплатная.
Кстати, в Беларуси имеется успешный опыт краудфандинга на государственном уровне: здание Национальной библиотеки строилось именно с использованием этого инструмента.
 

Почему в Беларуси этого еще нет?

В Беларуси практически нет компаний, использующих данные инструменты. Робкие попытки делают стартаперы, из более крупных можно отметить «Белгазпромбанк», на основе краудсорсинга собиравшего идеи для улучшения своего мобильного приложения BGPBMobile. Некоторые элементы краудэкономики взяли на вооружение белорусские IT-компании – представители наиболее «продвинутого» сегмента отечественной экономики. Речь идет именно о коммерческой составляющей – в социальной сфере, а также в благотворительности краудсорсинг и краудфандинг уже используются в Беларуси.
 
Причинами добровольного «отказа» от предоставляющихся возможностей является:
 
  • непонимание принципа функционирования краудэкономики;
  • практическое отсутствие специалистов, готовых взяться за внедрение;
  • необходимость кардинального пересмотра принципов взаимоотношений с потребителями;
  • инерционность белорусского бизнеса, все еще работающего «по-старинке»;
  • незнание инструментов.
Кроме того, срабатывает застарелый белорусский «комплекс»: неготовность быть лидером в инновациях. Многие бизнесмены не готовы первыми внедрять кардинально новые технологии. Они ждут, пока их испробуют на своих компаниях коллеги и, если результат покажется достойным внимания, готовы перенимать новинки.
 
И нет ни одной объективной причины не пользоваться новыми инструментами. Более того – история развития Беларуси и ее географическое положение просто обязывают нас активно включаться в краудэкономику!
 
Один из главных идеологов внедрения инструментов краудэкономики в Беларуси, глава «Белгазпромбанка» Виктор Бабарико, считает, что она – шанс для Беларуси.
 
«Самое страшное, что происходит сейчас – это плач об отсутствии ресурсов и сырья в Беларуси. Я знаю сырьевое проклятие страны. А вот об интеллектуальном проклятии я ни разу не слышал. Мы, будучи страной, обремененной интеллектом, плачем, что у нас нет ресурсов. Не хотим, не умеем, не можем развивать высокоинтеллектуальные направления. Посмотрите, какие экономики развивались в первую очередь – высокоинтеллектуальные и безресурсные! Нам надо лишь научиться использовать свой интеллект», - утверждает он.
 
Хотите узнать о краудэкономике, ее инструментах и возможностях, открывающихся перед Беларусью больше? Приглашаем вас на Первую международную конференцию по краудэкономике, которая состоится 30 октября в Минске. Подробная информация о спикерах, программа, приобретении билетов – на официальном сайте конференции www.crowdconference.by.