Бизнес-школа ИПМ
Международная
аккредитация качества
IQA
+375 17 277-04-04
 Наталья Макаева, специально для тренингового портала "Аспект"

Наталья Макаева: Преподаватели бизнес-школы – это непрерывное самообучение

Кризис – время изменений: и роли руководителя, и требований к бизнес-обучению. Почему и когда играющий тренер в бизнесе эффективен, для чего руководителю навыки бизнес-тренера и чего не хватает белорусскому бизнес-обучению в целом, в интервью тренинговому порталу «Аспект» рассказала Наталья Макаева, 1-й заместитель директора Бизнес-школы ИПМ, директор Executive MBA, спикер 2-й конференции «Лига профессионалов: Управлять. Обучать. Вдохновлять»

- Наталья, быть «играющим тренером» - задача не из простых. Когда это эффективно и ради чего?
 
- Аналогия со спортом не случайна. Это одно из принципиальных условий в спорте: тренер сам занимался этим видом спорта и прошел многие этапы становления себя как спортсмена. Именно поэтому он обучает, основываясь на своем практическом опыте, а не только на теории. В бизнесе – похожая ситуация. Я не знаю случаев, когда молодой человек сразу проснулся генеральным директором. Как правило, люди «растут», продвигаясь по карьерной лестнице. Да и собственники бизнеса все равно начинают с малого: создают, развивают свою компанию и вместе с ней растут. Соответственно, появляются навыки работы на разных должностях, и тогда руководитель может понимать сотрудников, их задачи и функции. А в кризис - может стать на их место, обучить и показать своим примером, как надо в этой ситуации действовать. С другой стороны, для руководителя  довольно сложно потом выдернуть себя из роли постоянного «запасного» для подчиненных.
 
- Но не каждый руководитель владеет навыками передачи знаний, чтобы эффективно обучить…
 
- Если мы говорим о руководителе как об «играющем тренере», то это действительно человек, способный как передать знания, так и, в случае необходимости, заменить своего сотрудника. В этом случае важны  практический опыт,  навыки эффективной коммуникации, умение слышать  и получения обратную связь, навыки правильной супервизии. В общем, многое из того,  чему учат бизнес-тренеров, -  очень полезно для руководителя.
 
- Как Вы думаете, а из бизнес-тренеров получаются хорошие руководители? А наоборот? 
 
- Если речь идет о бизнес-тренере, у которого кроме базового образования и знаний о тренинге, полученных из книжек, нет другого опыта, то - нет. Большинство бизнес-тренеров, которых я знаю, росли по-другому: были успешны в бизнесе, на каком-то этапе приходили к тому, что готовы и хотят попробовать себя в другом направлении, могут поделиться опытом с другими, развить себя, обучиться быть преподавателем/тренером (это особенно  важно). Вот такой бывший хороший руководитель может стать эффективным тренером. И он никогда не будет бояться зайти в аудиторию взрослых людей, практиков, потому что ему всегда будет что сказать из собственного опыта. 
 
-  Изменилась ли роль руководителя сейчас, в кризис?
 
- Сейчас роль руководителя вышла еще больше на передний план. Ведь кризис – это изменение внешней среды, которое требует реальных изменений внутри твоей компании, внутри твоей команды. И просто делегировать уже невозможно. Сейчас руководитель не может «отсидеться». Надо выйти и стать рядом со своими сотрудниками. Даже собственники бизнеса, которые в более благоприятные времена отошли от управления, если их интересуют будущее компании, тоже должны быть вместе с командой, проводить встречи, стратегические сессии, обсуждать, что делать. К тому же, поскольку нет финансовых ресурсов, вдохновить коллектив они могут только своим примером и уверенностью, что хоть и будет какое-то время тяжело, но в результате будет успех.
 
Сейчас происходит пересмотр парадигмы ведения бизнеса. Для всех. Надо научиться быть эффективными в нынешней ситуации, когда падение на твоем рынке минимум на 30-40%, и найти решения, как это сделать. Эти решения наверняка есть, ведь мир не останавливается, а жизнь продолжается. 
 
- Наталья,  Вы  руководите программой MBA, а это стандарты и интеграция в европейское/мировое образование . Как считаете, чего не хватает белорусскому бизнес-образованию? 
 
- Да, безусловно, МВА - это определенный стандарт, тем более, если программа имеет международные аккредитации. Пройти белорусскую аккредитацию – это одно, она довольно формальная и имеет мало отношения к качеству обучения. Если говорить о международных аккредитациях, то это совершенно другой подход именно к оценке качества обучения. И вот этого не хватает белорусскому образованию. 
 
Не хватает и стандарта для должностей. Александр Фридман как-то писал, что когда мы принимаем решение сесть за руль автомобиля, ни у кого не возникает сомнения, что ты сначала должен пройти теоретическое и практическое обучение. Только после этого тебе разрешают управлять автомобилем. Но почему-то когда мы говорим об управлении людьми, все иначе: назначили и управляй. Т.е. у нас нет определенно стандарта требований к профессии, должности: какое образование, повышение квалификации, тренинги и пр. должны быть у претендента на эту должность для эффективного выполнения своих функций.
 
И еще очень важный момент – введение системы рейтингов бизнес-школ. Причем самое главное, чтобы они опирались на оценке успешности выпускников. Ведь стандарт качества – это то, что определяет рынок. Если рынок верит в твое образование, если твои выпускники получают лучшие должности, двигаются по карьерной лестнице, создают успешные бизнесы – это качество, и оно должно быть отражено в рейтингах. 
 
- Когда и при каких условиях наши бизнес-школы будут удовлетворять не только внутренний спрос, но и внешний?
 
- Для внешнего спроса у клиентов должно быть четкое понимание, что это образование со знаком качества. А его надо подтверждать международными аккредитациями и, что еще важнее, историями успеха выпускников. 
 
Например, у нас на программе Executive MBA, имеющей международные аккредитации, выпускники которой получают диплом университета Козьминского, учатся не только белорусы, но и студенты из Латвии, Украины, России, Азербайджана. Их привлекает качество русскоязычной программы, поскольку не все готовы учиться на английском. Т.е. уже сейчас есть выход на внешний рынок. Хотя, конечно, до привлечения иностранных студентов нам далеко – есть языковой барьер: язык бизнес-образования - английский. 
 
- Есть мнение, что у нас в профессиональном сообществе бизнес-тренеров существует огромная конкуренция, которая приобретает зачастую не очень, скажем так, красивые формы. Как Вы оцениваете само сообщество?
 
- Я не могу оценивать в целом все сообщество. В большей степени я оцениваю всех, кто работает в бизнес-школе ИПМ, и  прежде всего как преподавателей. И здесь мы опираемся на несколько важных принципов. Мы считаем, что человек кроме своей специализации должен, в том числе, получать и более широкое  образование.  При этом я за специализацию: не может быть такого, чтобы один и тот же человек преподавал всё - это абсурд и уж точно не качество. Но с другой стороны, взрослой аудитории важно, чтобы преподавал человек не просто хорошо знающий свою специальность, но обладающий широким кругозором, образованный и интеллигентный. 
 
Я знаю много бизнес-тренеров, которые прекрасно образованы, читают литературу не только по своему узкому спектру, но и могут подискутировать обо всех бизнес-новинках, держат себя в тонусе, посещают конференции, развивают себя  - и это прекрасно. Хуже, когда я вижу «молодых амбициозных» людей, которые считают, что они могут обучать всех, выучив несколько понятий,  идут в аудиторию, прочитав несколько книг, и пытаются на этом строить всю свою карьеру, не задумываясь о том, что кредо преподавателей бизнес-школы – это непрерывное самообучение.
 
Также, на мой взгляд, хорошего преподавателя бизнес-дисциплин,  который не  владеет английским языком, не существует. Потому что строить все свое развитие на переводной литературе, которая устаревает к моменту, когда она выходит в свет, - это учить на вчерашнем дне. Мир меняется очень быстро, и если не подпитываться новым опытом, вы по сути дела обрекаете себя и людей, которые вас слушают, использовать то, что было в прошлом. К тому же, на русскоязычном пространстве, к сожалению, делают очень мало исследований, аналитики и реальной научной работы.  Бизнес-тренеру просто необходимо изучать новинки, ездить на конференции, общаться, узнавать новые инструменты и пробовать их внедрять. А язык бизнес-образования – английский. 
 
- И в продолжение – «Лига профессионалов», конференция, которая как раз направлена на развитие сообщества, на обмен опытом, индивидуальный рост бизнес-тренеров. Чего лично Вы ожидаете от «Лиги профессионалов»?
 
- От любой конференции всегда жду новые знакомства, новые лица. У меня всегда есть «шкурный интерес»:  наблюдаю за новыми талантами, интересными спикерами, которых могу впоследствии привлечь в нашу бизнес-школу. Не секрет: у нас на Executive MBA больше половины преподавателей – приезжие. С одной стороны,  это много дает слушателям, которые нигде больше их  не увидят, но с другой стороны, такой большой гостевой состав преподавателей представляет определенные организационные сложности. 
 
Во-вторых, конференция – это всегда новый импульс для участников, для их развития и самосовершенствования. Мне очень хочется, чтобы у нашего бизнес-образования было непрерывное развитие, и это развитие не было хаотичным. 
 
Понятно, что многое определяется в целом развитием бизнеса в нашей стране. Но это не оправдание тому, что мы не должны развиваться. Поэтому у «Лиги профессионалов» еще и важная просветительская функция: здесь важно строить новые отношения с теми, кто считается конкурентами. Например, выработать стандарты, повысить качество бизнес-обучения в Беларуси мы можем только вместе. 
 
- Спасибо, Наталья, за содержательную беседу!