Бизнес-школа ИПМ
Международная
аккредитация качества
IQA palm
+375 17 277-04-04

Управление различиями вместо попыток всех уровнять: Министерство экономики представило проект концепции новой стратегии регионального развития

За средними показателями по стране зачастую можно не заметить важных региональных различий, которые требуют адекватной реакции со стороны экономических властей. Инвестиции, промышленный потенциал, средняя зарплата и уровень занятости – по оценкам НИЭИ Министерства экономики, по интегральному показателю конкурентоспособности регионов район-аутсайдер отставал от района-лидера в 17,5 раз! Почему существуют различия между регионами, можно ли их уменьшить, а если можно, то как – такими вопросами задался Исследовательский центр ИПМ. Вместе с партнерами из Ассоциации Европейского Бизнеса и НИЭИ Министерства экономики и при участии региональных офисов Бизнес-школы ИПМ он организовал во всех областных центрах региональные консультации в рамках Кастрычніцкага эканамічнага форума, KEF. Все мероприятия проводились при поддержке Европейского Союза.

Нынешние региональные различия в значительной степени обусловлены еще советским территориальным планированием и инвестициями в инфраструктуру и промышленность БССР в последние 20 лет Советского Союза. Тогда предполагалось, что население Беларуси будет постоянно расти, и инвестиционная программа основывалась на таких прогнозах. Например, по прогнозам, сделанным в 1991 году, ожидалось, что в 2010 году население БССР составит 11,1 млн человек. Прогноз оказался «так себе»: БССР перестала существовать в тот же год, а население Беларуси в 2010 году уменьшилось до 9,5 млн. С учетом урбанизации ситуация изменилась еще больше: в местностях, наиболее удаленных от «центров притяжения», попросту критически снизился человеческий потенциал, а для государства стало финансово невозможным поддерживать уровень социальной и промышленной инфраструктуры таких территорий.
 
Тем не менее после 2007 года, когда был взят курс на либерализацию условий ведения бизнеса, ситуация начала улучшаться. Скорость развития микро- и малого бизнеса различалось по районам, и, если учесть различия в размере рынка и промышленном потенциале, то в наименее развитых районах малый бизнес рос быстрее. За последние 9–10 лет малый бизнес абсорбировал высвобождающуюся в государственном секторе рабочую силу и способствовал росту инвестиций на уровне районов. Как следствие, нарастание региональных диспропорций приостановилось – до 2014 года. Тогда девальвация российского рубля сильно ударила по бизнесу, причем больше всего – по микропредприятиям. Рецессия и падение потребления продолжились и в 2015, и в 2016 годах, но именно малый бизнес первым начал выходить из кризиса: занятость на микро- и малых предприятиях в 2016 году выросла после двух лет падения и даже превысила уровень 2015 года. Именно его развитие снова возводит фундамент для конвергенции – сближения районов по уровню жизни. В то же время другие факторы, в том числе связанные с советским населением, действуют по принципу: кто был более развит, тот и растет быстрее.
 
Это особенно сильно проявилось в 2015–2016 годах, когда на фоне рецессии разрыв между регионами существенно увеличился. Различия были заметны даже на уровне областей – Минская область практически безболезненно прошла кризис (а ее промышленность не падала ни в 2015, ни в 2016 годах). Гродненская и Брестская области начали понемногу восстанавливаться уже в 2016 году, а вот Минск и в еще большей степени Гомельская область показали прирост региональной экономики только в 2017 году. ВРП Витебской и Могилевской областей продолжали сокращаться даже в первом полугодии 2017 года. При этом Могилевская область падает пятый год подряд.
 
Если же перейти на уровень районов, то видно, что быстрее и легче других вышли из рецессии территории с развитой промышленностью, малым бизнесом, относительно высокой численностью населения и, соответственно, более крупными местными рынками. Близость к Минску тоже сыграла важную роль. В 2017 году, например, прирост ВВП страны почти целиком обеспечила обрабатывающая промышленность Минской области. Демографические диспропорции на этом фоне только нарастают: например, по прогнозам НИЭИ Министерства экономики, к 2030 году в Витебской области останется только два района с плотностью населения сельских территорий свыше 9 чел./км2 и два района с плотностью от 5 до 7 человек, а на остальной территории области плотность населения в сельской местности будет меньше 5 чел./км2. Для сравнения, плотность населения Минска превышает 5 700 чел./км2, а Минского района, где 87% населения проживает в сельской местности, – почти 110 чел./км2.
 
Все это подтолкнуло Министерство экономики к началу работы над новой стратегией регионального развития. Ее концепция была представлена заместителем директора НИЭИ Министерства экономики для обсуждения на региональных консультациях KEF и семинаре «Беларусь в ловушке медленного роста». Разработчики стратегии отталкивались от того, что «продолжение политики выравнивания в чистом виде – это неэффективное расходование ресурсов», и положили в ее основу принцип управления региональными различиями, то есть поиска сильных мест, их поддержки (не только и не столько финансовой, сколько направленной на раскрытие их потенциала), а также обеспечения базовых социальных стандартов во всех регионах.
 
В ходе региональных консультаций их участники отметили, что в условиях стагнации традиционных секторов регионам становится все сложнее решать локальные проблемы, а развитый частный бизнес упрощает их решение. Этому препятствует существование неравных условий хозяйствования – и речь идет не только о более «комфортных» условиях для государственных предприятий, о которых из года говорят участники опросов малого и среднего бизнеса, проводимых Исследовательским центром ИПМ. Разницу в условиях для белорусских частных компаний и иностранных компаний, зачастую получающих различные льготы и преференции, отмечали многие бизнесмены. Требование выравнивания условий ведения бизнеса соответствует и конституционным нормам, и здравому смыслу: местные предприниматели, как правило, больше заинтересованы в развитии своих регионов, чем иностранные инвесторы.
 
Важным барьером на пути регионального развития становится концентрация IT сектора в г. Минске. Во всех областях бизнесмены говорили о том, что для их региона важно развивать IT сектор, но только в Бресте есть свой парк высоких технологий. Опросы бизнеса, проводимые Исследовательским центром ИПМ, показали, что большая часть руководителей малых и средних предприятий полагает, что регионы не могут удержать наиболее талантливых и квалифицированных специалистов – и развитие сферы IT может в этом помочь.
 
В качестве еще одной важной проблемы развития регионов участники консультаций называли ограниченные финансовые возможности местных властей – иными словами, излишнюю централизацию государственного бюджета. Если у местных бюджетов нет возможности финансирования или хотя бы софинансирования в рамках государственно-частного партнерства инфраструктурных расходов, многие возможности для развития утрачиваются.
 
Несмотря на необходимость изменения подходов к региональной политике, важнейшие факторы развития малого бизнеса и, соответственно, регионального развития – качество бизнес-среды, рост внутреннего спроса и макроэкономическая стабильность – находятся в сфере компетенций центральных органов государственного управления. Региональные консультации в рамках KEF призваны стать каналом обратной связи между центральными органами государственного управления и региональными сообществами – бизнесом, гражданским обществом и местными органами власти.
 
 Александр Чубрик, директор Исследовательского центра ИПМ