Бизнес-школа ИПМ
Международная
аккредитация качества
IQA palm
+375 17 277-04-04

Ситуация с экспортом калия: возможные последствия для экономики

Значительное влияние на ситуацию в экономике сегодня оказывает неопределенность на мировом рынке калийных удобрений, затрагивающая интересы ведущего белорусского экспортера. О том, какими экономическими последствиями чреват конфликт с Уралкалием, рассказал IPM Review директор Исследовательского центра ИПМ Александр Чубрик.

-- Конфликт Уралкалия с Беларуськалием стал самой важной темой месяца…

-- Это самая громкая тема месяца. Насколько важными являются последние события -- вопрос открытый. Дело в том, что сегодня спор вокруг экспорта калийных удобрений ушел из экономической в политическую плоскость. А для того, чтобы делать экономические прогнозы, необходимо не просто знать заявленную позицию Уралкалия, но и увидеть на практике, какую он проводит экспортную политику. Только после этого можно будет прогнозировать, приведет ли эта политика к изменению расстановки сил на мировом рынке калийных удобрений. Сегодня мы можем лишь констатировать, что мировой калийный рынок замер: продажи не происходят, контракты не заключаются. Покупатели и продавцы ожидают, действительно ли Уралкалий пойдет на понижение цены. Пока что об этом ничего конкретного не известно. 
 
Рано или поздно рынок сдвинется с мертвой точки. Однако пока для оценки макроэкономических эффектов информации маловато.
 
-- Но все-таки ситуация вокруг Белорусской калийной компании уже сегодня оказывает влияние на белорусскую экономику… 

-- Действительно, даже если не рассматривать ситуацию в перспективе, а брать в расчет лишь проблемы, связанные с приостановкой экспорта, мы можем говорить о существенных потерях. Особенно если учесть, что и до конфликта этот год был не особенно благоприятным для Беларуськалия. В первом полугодии физические объемы экспорта калийных удобрений оставались на уровне аналогичного периода прошлого года, а вот в стоимостном выражении объем их экспорта снизился. 
 
Если в прошлом году средняя цена продаж калийных удобрений составляла порядка 740 долларов за тонну, то в первом полугодии текущего года средняя цена снизилась до 635 долларов за тонну (следует отметить, что цены на спотовых рынках значительно отличаются от цен по долгосрочным контрактам, в рамках которых Беларусь поставляет калийные удобрения в Индию и Китай -- ред.). Таким образом, уже в первом полугодии текущего года падение цены составило 14% по сравнению с прошлым годом. 
После того, как Уралкалий заявил о намерении демпинговать, белорусский экспорт приостановился, что также привело к определенным потерям. Но полностью рассчитать негативные эффекты можно будет лишь после того, когда станет понятно, по каким ценам мировой рынок возобновит работу.
 
-- На каких макроэкономических показателях может отразиться эта ситуация?

-- Ключевая проблема заключается в том, что уменьшение доходов от экспорта калия может привести к существенному разрыву финансирования. Дефицит торговли товарами в текущем году ожидался на уровне 2.8 млрд. долларов. Думаю, что по самым сдержанным и очень приблизительным оценкам за счет калийных проблем дефицит может вырасти еще на 0.5 млрд. долларов. 
 
Ситуацию усугубляет намерение России сократить объемы поставок нефти, которое чревато снижением доходов от экспорта нефтепродуктов. Уменьшение поставок российской нефти на 1 млн. тонн дает потери доходов от экспорта в пределах 150-200 млн. долларов, что также отразится на дефиците торгового баланса. 
 
Это, несомненно, тревожные тенденции, особенно если учесть, что в последнее время золотовалютные резервы не росли, а по итогам августа произошло их сокращение. Ситуация осложняется тем, что на четвертый квартал этого года приходятся выплаты по долгам, в том числе по кредиту МВФ. 
 
-- Какие шаги могут быть предприняты, чтобы покрыть разрыв финансирования?

-- Это может происходить за счет дальнейшего сокращения золотовалютных резервов, что является нежелательным вариантом развития событий. Минск также может попытаться найти заемные средства в размере, скажем, 1 млрд. долларов, на внешних долговых рынках. Есть вариант получения средств от приватизации, однако маловероятно, что удастся быстро продать какой-либо из дорогостоящих активов. Еще один способ решения проблемы заключается в сокращении дефицита торгового баланса, которое выражается в жестких мерах по ограничению импорта. В этом случае правительству придется пойти на снижение государственных инвестиций, что позволит сдерживать рост инвестиционного импорта.  
 
Помимо этого, правительство, скорее всего, попытается изъять определенное количество денег у населения, что возможно сделать путем повышения цен, скажем, на бензин и коммунальные услуги, а также путем замораживания роста доходов. Продолжать стимулирование внутреннего спроса путем повышения доходов сегодня крайне опасно. Ведь это увеличивает спрос на потребительский импорт и создает дополительные проблемы на валютном рынке. 
 
-- Возможна ли дальнейшая девальвация белорусского рубля?

-- Если не будет найден способ сдерживать падение золотовалютных резервов, то можно ожидать именно такого развития событий. Сокращение резервов очень быстро негативно отражается на валютном рынке, оно вызывает бегство из рублевых вкладов и прочие, уже известные нам, негативные последствия. Единственный способ избежать этого или, по крайней мере, смягчить остроту проблемы – проводить значительно ужесточение денежно-кредитной политики.