Бизнес-школа ИПМ
Международная
аккредитация качества
IQA palm
+375 17 277-04-04
 Павел Данейко, специально для probusiness.by

Павел Данейко: Мы ничего не знаем о развитии белорусского бизнеса – это мешает повысить качество бизнес-образования

Что происходит на белорусском рынке бизнес-образования с начала 2015, какие тренды на нем наметились, и каким этот рынок может быть завтра – своими наблюдениями и прогнозами делится Павел Данейко, генеральный директор Бизнес-школы ИПМ.

О ловушках и достоинствах практикоориентированных программ

В недавнем опросе Про бизнес. участников рынка бизнес-образования я уже подробно рассказал о том, как обстоят дела на рынке бизнес-образования в Беларуси.
 
В количественном выражении за время кризиса рынок сократился по разным оценкам от 30% до 50%. Что касается конкретных изменений, основные из них:
 
  • Рынок спроса превратился в рынок предложения (стратегическое изменение)
  • Заметен всплеск на рынке коротких программ, которые обещают рецепты успеха (тактическое изменение)
Многие новые тренинговые компании делают сегодня упор на практикоориентированность, заявляя: «Никакой теории только практика». И я считаю, что они действительно должны следовать этому принципу. Поясню. Основными задачами системного квалификационного бизнес-образования являются формирование умений:
 
  • Анализировать внешние и внутренние вызовы
  • Оценивать доступные ресурсы
  • Формулировать собственные решения
Небольшое теоретическое отступление. В теории познания выделяют личностное знание и объективное знание. Объективное знание достаточно легко транслируется, и оно верно в любое время, в любом месте земного шара, для любого человека. Личностное знание трудно транслируется, и оно верно только локально, то есть в конкретное время, в конкретной ситуации для конкретных людей.
 
Успех в бизнесе связан, в первую очередь, с умением менеджеров находить «индивидуальные» решения, т.е. создавать личностное знание.
 
Практика прошлого дает некоторые практические инструменты и много эмпирического материала для теории. Те, кто владеют теорией, обладают гораздо большей способностью видеть угрозы и возможности и формировать эффективные индивидуальные решения.
 
Исследования, которые мы провели, показывают, что те менеджеры, которые закончили, например, МВА программу, гораздо более параноидальны, чем их коллеги без такого образования. То есть выпускники МВА видят гораздо больше угроз во внешней среде и в то же время – больше возможностей. При этом результаты работы компаний, в которых работают выпускники МВА значимо лучше, чем в компаниях в среднем по выборке.
 
Но на МВА применяются и тренинговые технологии. Что такое тренинг? В формулировке из Википедии говорится, что это «форма дрессировки», в процессе которой «происходит формирование и отработка умений и навыков». Получается, что тренинги:
 
  • Необходимы для подготовки линейного персонала. Самый популярный тренинг – по продажам
  • Используются для освоения того или иного ремесла. С давних времен ему обучают только таким способом
  • Нужны для подготовки менеджеров высокого уровня. В первую очередь – в области личной эффективности
Я бы хотел вернуться к практикоориентированности программ. На уровне тренинга – это достоинство, на уровне квалификационных программ – это может оказаться ловушкой.
 

                                                Фото с сайта all.biz
 
Если бы решения, приведшие бизнес к успеху в прошлом, приводили бы к успеху сегодня, то профессоры менеджмента должны были бы быть самыми богатыми людьми. К моему сожалению, это не так. И этому есть две причины:
 
1. Мир меняется, и нужно находить все время новые решения.
 
2. Истории успеха, рассказанные авторами этого успеха, чаще всего – просто мнение этих людей. Люди плохо анализируют свой успех, гораздо эффективней – свои неудачи. Я немного занимался альпинизмом и горным туризмом. И в одном из восхождений была достаточно экстремальная ситуация – я повел себя героем. Через 10 лет, когда наша группа опять встретилась и я выслушал несколько вариантов рассказов о произошедшем, оказалось, что только в моем рассказе я был героем.
 

Всегда ли тренер должен быть практиком

Существует мнение, что тренер без глубокой практики сегодня уже никому не интересен.
 
Если речь идет о тренерах, ведущих тренинги, то в значительной степени это действительно так. Хотя я знаю известных тренеров в области личной эффективности, которые сами не очень…
 
Если же речь идет о преподавателях из бизнеса, то это весьма сомнительное утверждение. Майкл Портер, Чан Ким, Клейтон Кристенсен никогда не работали в реальном бизнесе. Но они захватили умы лидеров бизнеса.
 

                                        Майкл Портер. Фото с сайта ted.com
 
В бизнес-школах состав преподавателей формируется из двух источников.
 
1. Те, кто защитил докторскую диссертацию по какой-либо бизнес-специальности. К таким преподавателям относятся и вышеперечисленные профессора ведущих бизнес-школ. Эти люди в процессе проведения исследований генерируют новое знание о функционировании и развитии бизнеса. Кроме того, они обладают соответствующей педагогической подготовкой.
 
Я бы хотел обратить внимание, что хороший преподаватель не всегда крутой практик в том, что он преподает.
 
Критерий хорошего преподавателя не в том, как он крут в практической реализации того, что он преподает, а в том – насколько круты в практической реализации того, что он преподает, его выпускники.
 
Меня когда-то поразила одна история. В одной из европейских стран наградили тренера по плаванию, который подготовил много чемпионов. Его попросили проплыть в бассейне круг почета с врученным призом. Он отказался, т.к. очень плохо плавал.
 
2. Люди из бизнеса. Обычно это менеджеры уровня вице-президентов компаний, с МВА и со склонностью к преподаванию и аналитике. Примерно 40 лет и вице-президент – зрелый человек и зрелый специалист, МВА – основа системного видения бизнеса и хорошая теоретическая платформа для преподавания. Но недостатком таких преподавателей является слабая педагогическая подготовка, которая преодолевается через соответствующие программы обучения и поддержку коллег.
 
В условиях Беларуси практически единственным источником формирования преподавательского состава в бизнес-школах является вовлечение в преподавание людей из бизнеса. Большинство преподавателей Бизнес-школы ИПМ – это как раз такие люди, которые потом проходят соответствующую методологическую подготовку на программах по развитию педагогических навыков.
 

Тренды в бизнес-образовании

Многие мировые тренды в Беларуси так и не прижились, но некоторые из них я считаю актуальными для белорусского бизнес-образования в среднесрочной перспективе.
 
Дистанционное и бленд-обучение. Когда в 2006 году меня пригласили ректором Moscow Business School для создания первой в России дистанционной МВА программы, для меня примером был университет Феникса – один из лидеров онлайн-образования. Но сегодня отношение HR-менеджеров в США к выпускникам этой бизнес-школы, мягко говоря, сдержанное.
 

                                 Фото с сайта www.bestvalueschools.com
 
Чистый, стопроцентный «дистанс» в бизнес-образовании все-таки не прижился. Потому что кроме усвоения информации/получения знаний, в бизнес-образовании необходимо не оставаться на осознанной компетентности, а добиваться вывода участника учебной программы в неосознанную компетентность – способность быстро и эффективно применять свои знания для решения возникающих проблем. А это достигается только в рамках групповых занятий тактильного уровня.
 
На сегодняшний день бленд-обучение стало стандартом для большинства бизнес-школ в США. Бленд – сочетание достоинств офлайн и онлайн занятий.
 
Если коротко определить преимущество бленд-обучения: вы за те же или меньшие деньги получаете столько же или больше часов обучения со значительным снижением потерь рабочего времени и повышением качества обучения.
 
Безусловно, создание бленд-программ требует значительных инвестиций, как в разработку учебных материалов, так и в подготовку преподавателей.
 
Внедрение обучения действием. Обучение действием предполагает немедленное применение знания для решения стоящих перед тобой задач. Есть разные данные об эффективности тех или иных методов обучения, приведу результаты одного из исследователей, которые мне кажутся наиболее точными:
 
  • Лекция – 5%
  • Дискуссионные группы – 50%
  • Обучение действием – 90%

Движение от лекции к обучению действием – это значительный рост требований к преподавателю как методисту и кросс-функциональному специалисту.

Использование игровых методов в обучении. Я уже отмечал, что для выпускника бизнес-программ важны не знания (в смысле кто, где и что написано по данной проблеме), а понимание ситуации или задачи.
 
Например, если человек не испытывал в жизни страха, то он может знать все возможные определения страха –  психологического, физиологического и т.д. Но понять страх, не пережив его, человек не сможет.
 
Так и бизнес-симуляции – они позволяют пережить множественность ситуаций, набраться «виртуального» опыта.
 
Особенно эффективны бизнес-симуляции при разработке корпоративных политик: без длительного обучения и дискуссии они формируют общие понимания, что делает более эффективной командную работу.
 

                                        Фото с сайта nti-group.net

Перспективы рынка

Бизнес-образование в Беларуси формировалось в совершенно других условиях, чем в соседних странах.
 
  • У нас не было приватизации, крупных иностранных инвесторов
  • Спрос на бизнес-образование формировали малые и средние компании. А это гораздо более требовательные клиенты, чем крупные компании
  • Госкомпании до последнего времени не предъявляли спрос на качественное бизнес-образование
Но это позволило избежать некоторых ловушек, в которые попало бизнес-образование в соседних странах. Я, например, был свидетелем, как кафедры научного коммунизма или теологические факультеты становились бизнес-школами. Это, конечно, преувеличение. Но в целом в соседних странах иногда примерно так и было.
 
Белорусское бизнес-образование:
 
  • Развивалось из тренинговых компаний
  • Носит очень практикоориентированный подход
Мы видим, что белорусские преподаватели бизнес-дисциплин успешно работают на всем русскоязычном пространстве, что свидетельствует об их качестве. Но в достоинствах кроются и недостатки. В первую очередь – слабая академическая составляющая. Это относится не столько к методике преподавания, сколько к пониманию того, как формируются знания о развитии бизнеса.
 
Мы действительно почти ничего не знаем о том, как развивается белорусский бизнес. Очень мало исследований по этим вопросам в стране.
 
Мало специалистов, владеющих качественными методами исследований. И это является определенным барьером для повышения качества учебных программ. Без диагностики трудно назначить лечение. Я думаю, в ближайшие годы больше внимания будет уделено именно исследованиям реалий белорусского бизнеса.
 
Павел Данейко, специально для probusiness.by