Бизнес-школа ИПМ
Международная
аккредитация качества
IQA palm
+375 17 277-04-04

Бизнес-терапия: есть ли польза от коучинга?

Более 60% респондентов в Беларуси в вопросах повышения личностной и организационной эффективности по-прежнему предпочитают рассчитывать на себя. Однако большинство из них отмечают, что обратятся за услугой коучинга, если будут знать, куда идти и к кому. Об этом свидетельствуют данные проведенного Бизнес-школой ИПМ исследования по изучению интереса к коучингу. Бизнес-тренер и коуч Ирина Марецкая, руководитель Школы коучинга Бизнес-школы ИПМ, рассказала порталу www.interfax.by о том, какие перспективы у этой услуги в Беларуси, кто такие псевдокоучи и можно ли рассчитать окупаемость инвестиций в коучинг.

– Как вы оцениваете рынок этой услуги в Беларуси?
– Подавляющее большинство белорусов не только не пользовались услугой коучинга, но и не знают в принципе, что это такое. Как показывает практика,  Беларусь отстает по темпам внедрения новых подходов в менеджменте, бизнес-образовании от России и Запада на несколько лет. Например, в Польше коучинг и дисциплины soft-skills переживают сейчас настоящий бум. До 80% всех заказов на обучение приходится на коучинг, тайм-менеджмент и прочие тренинги, связанные с личностным развитием человека. Весьма вероятно, что через пару-тройку лет мы будем наблюдать повышение спроса на коучинг и у нас в стране.
Мой личный опыт коучинга руководителей высшего звена демонстрирует неуклонное повышение спроса на услугу на протяжении последних трех лет. Если раньше портфель моих услуг распределялся следующим образом: 70% бизнес-тренинги, 20%-консалтинг, 10% коучинг, то сегодня это выглядит так: 55%-15%-30%. Т.е. запросов на коучинг в три раза больше, чем это было три года назад. Должна заметить, что практически не прилагаю никаких усилий для продвижения коучинга. Спрос повышается только за счет рекомендаций.
 
– На каком этапе развития находится коучинг в Беларуси?
– На мой взгляд, коучинг переживает сейчас период становления. И не только в нашей стране, а во всем мире. Что такое коучинг: это профессия или это метод? Кого можно считать коучем, а кого нет? Что должно стать результатом работы с коучем на уровне личности, на уровне организации? Где проходит граница между терапией, консалтингом, тренерством и коучингом? На эти вопросы ищут ответы и сами профессионалы, и их клиенты. Показательно, что сейчас в России, где коучингу уже более 10 лет, активно идет разработка профессионального стандарта профессии «коуч» ведущими профессиональными сообществами. Наверняка аналогичная практика со временем потребуется и у нас.
 
– Где готовят коучей, из каких специалистов чаще всего они "вырастают"?
– Пройти обучение и получить сертификат европейского качества можно в Беларуси, России и на Западе. Вопрос в том, какие цели вы ставите перед собой и какую специализацию в коучинге вы выбираете. В марте этого года Бизнес-школа ИПМ провела в Минске конференцию по бизнес-коучингу, на которой было официально объявлено об открытии Школы бизнес-коучинга. В рамках нашей Школы человек может получить сертификат по коучингу (бизнес-коучинг, командный коучинг или executive коучинг), дающий необходимые знания и право на международную практику.
Традиционно среди коучей много психологов и тренеров, есть консультанты, руководители, менеджеры по персоналу. Хорошие же коучи, и я в этом убеждена, «вырастают» из людей, которые считают своим призванием содействие другому человеку или организации в их развитии и росте, независимо от своей базовой практики и образования.
 
– Коуч и тренер для многих значит практически одно и то же. Разные ли это специалисты в реальности в Беларуси? Или эта путаница не случайна?
– Это две разные специальности. Когда я выступаю в роли тренера, то моя основная задача – обучить группу участников определенным навыкам или комплексу навыков. В основе тренинга лежит бихевиоральный (поведенческий) подход. Тренинг – это дрессировка, в хорошем смысле этого слова. Тренер пользуется набором тренинговых инструментов и, как правило, работает в групповом формате.
Когда я в роли коуча, то работаю обычно индивидуально и, в зависимости от запроса клиента, использую арсенал инструментов как коучинговых (работа с целями, ценностями человека, с его убеждениями), так и массу других, помогающих моему клиенту достичь его целей. Так что работа коуча может включать в себя и тренерство, и коучинг. Самое главное, чтобы и коуч, и клиент осознавали, чем конкретно они занимаются в каждый отдельный момент сессии. Я давно и активно использую коучинг в тренерстве, особенно когда работаю с продвинутым уровнем слушателей. И периодически получаю запросы от клиентов по коучингу на индивидуальный тренинг, как, например, по развитию презентационных навыков.
 
– Как правильно выбрать коуча? И как отличить профессионала от подделки?
– Количество псевдокоучей растет в геометрической прогрессии, – сказал мой московский  коллега Андрей Королихин. Первое, на что я посоветовала бы обратить внимание,  это какая у коуча подготовка. Где учился, когда учился, у кого учился. Второе – какова его практика в коучинге. Не в НЛП, не в тренерстве, не в организационном консалтинге, а именно в коучинге. Третье, репутация. Что говорят те, кому он оказывал услугу коучинга. Четвертое, как он планирует свое развитие, учится ли он сейчас сам. Коучинг – та профессия, где остановка в собственном развитии предполагает профессиональную смерть независимо от возраста. И, наконец, еще один фактор – собственная история успеха. Многие ставят ее на первое место. Но наверняка вы встречали весьма успешных людей, у которых вы вряд ли бы хотели учиться. Так что личный успех еще не гарантия успеха в профессии коуча. Последнее – психологическая совместимость, особенно когда вы выбираете себе личного коуча. Будь этот коуч трижды звездным, но если вам с ним некомфортно, если вы не чувствуете возрастающее доверие к нему и к тому, чем вы занимаетесь на сессиях, решительно меняйте специалиста. Вам нужен другой человек.
 
– Стоит ли тратить деньги на коучинг в кризисное время? И как определить, что компании нужен коуч?
– В любом кризисе есть две составляющие: угроза и возможность. Коучинг помогает увидеть эту возможность и реализовать ее, как на уровне руководителя, так и компании в целом. С одной оговоркой. Если компания и руководитель готовы к коучингу.  Мы должны признать, что коучинг – не для всех.
 
Соотношение цены и полученных выгод
Коэффициент окупаемости инвестиций в коучинг можно и нужно считать. Исследование Manchester Consulting Group состояло из опроса исполнительных директоров крупнейших компаний из списка Fortune 100, которое показало, что средняя отдача от капиталовложения в коучинг почти в семь раз превышала затраты на коучинговые услуги, или же 100 000 долларов США. Другие исследования результатов включают в себя следующее. 
1. Исследование крупных телекоммуникационных компаний из списка Fortune 500, проведенное MetrixGlobal, установило, что результатом коучинга руководителей стал коэффициент окупаемости инвестиций в размере 529%. Кроме того, когда учли финансовые выгоды от удержания людей в компании, общий коэффициент окупаемости инвестиций в коучинг увеличился до 788%.
2. Компания Metropolitan Life Insurance организовала для части своих розничных торговцев интенсивную программу коучинга, в результате чего обнаружила, что их продуктивность увеличилась в среднем на 35%. Вместе с тем 50% ритейлеров определили новые рынки для развития. И что более важно, MetLife смогла удержать всех этих продавцов, прошедших программу коучинга, сэкономив при этом значительные средства. Таким образом, программа, которая стоила компании 620 000 долларов, принесла компании 3,2 млн долларов измеримой прибыли.
3. Исследование International Personnel Management Assotiation по тренингам и развитию показало, что, когда тренинги сочетались с коучингом, производительность возрастала на 88% по сравнению с 22% в случае проведения одних лишь тренингов.