Бизнес-школа ИПМ
Международная
аккредитация качества
IQA
+375 17 277-04-04
 Татьяна Калиновская, IPM Review

Беларусь может ожидать роста ВВП в случае ликвидации нетарифных барьеров в рамках Евразийского экономического союза

Снятие нетарифных барьеров в странах Евразийского экономического союза – Беларуси, России, Казахстане и Армении - оживит экономический рост в каждой из них. Об этом заявил замдиректора Департамента макроэкономической политики Евразийского экономического союза Андрей Липин. 

В ходе недавнего Кастрычніцкага эканамічнага форума г-н Липин презентовал исследование Евразийской экономической комиссии, которое касалось снятия существующих нетарифных барьеров. Если отменить только 15 из 400 нетарифных барьеров, ликвидацию которых стороны готовы обсуждать, в каждой из стран-участниц произойдет небольшой, но все же прирост ВВП.

Андрей Липин ответил на вопросы IPM Review:

- Насколько взаимные барьеры тормозят торговлю между странами ЕАЭС?
 
- Барьеры сегодня существуют во всех направлениях. Они есть на рынке товаров, услуг, капитала и труда. Однако президенты поставили цель - создать свободный рынок без изъятий и ограничений, и наша задача – ее выполнять. Тарифных барьеров между нашими странами уже нет, поэтому мы говорим об устранении или снижении нетарифных барьеров. И в этом заключается определенная сложность.  
 
Когда речь идет о таможенных тарифах, пошлина формулируется очень просто, и можно просчитать и оценить эффект в результате ее отмены. Иная ситуация в части нетарифных барьеров – мы не можем напрямую просчитать эффект от их ликвидации. Дело в том, что они не выражены в численном виде, они формулируются в виде документов, действий и так далее. Это вопросы лицензирования, квотирования, постпродажного сервиса, другие ограничительные меры. Они настолько разнообразны, что очень сложно сказать, насколько каждая из них искажает рынок и тормозит торговлю. Для понимания эффектов от нетарифных барьеров их нужно специальным образом выразить в численной форме. Например, в форме тарифов или процентов от стоимости экспорта. Комиссия этим занимается с 2012 года.
 
- Можно ли ожидать положительного эффекта от ликвидации нетарифных барьеров, а если да, то какого конкретно?
 
- Мы в Евразийской экономической комиссии провели анализ нетарифных барьеров, смоделировали несколько вариантов отмены тех или иных ограничений. Сложность в том, что подавляющая часть барьеров существовала всегда, то есть нет возможности сравнить эту ситуацию со временем, когда их не было. Впрочем, есть еще один вариант. Например, если между Россией и Беларусью нет барьера, а между Россией и Казахстаном есть (такие барьеры мы называем ассиметричными), то эту ситуацию можно аналогично проанализировать и получить чистый «эффект барьера». Так мы и сделали.
 
- Как проводилась эта работа?
 
- Когда убирается какой-то барьер, то очевидно, что страна что-то теряет, ведь мы убираем защиту определенной отрасли. Очевидно, что увеличится импорт, а собственный производитель при прочих равных станет производить меньше. Поэтому правительства не хотят убирать барьеры, это чувствительные вопросы. 
 
Для оценки эффектов мы проанализировали ассимметричные барьеры. Это 15 формулировок, но это не означает, что они действуют на 15 товаров – товарных линий очень много. 
 
И получили результат – если Беларусь уберет барьеры в своей части, например, отменит маркировку алкогольных напитков и соков, часов, обуви, упразднит институт специмортеров, то, очевидно, производство в Беларуси в соответствующих видах деятельности упадет. Но если одновременно Россия уберет барьеры в своей части, то экспорт белорусских товаров в Россию вырастет. Аналогично и с Казахстаном. Набор из 15 ассимметричных барьеров, по сути, случаен, так как каждая страна независимо от других вводила ограничения. Например, только в Беларуси есть барьер в форме специальной маркировки алкоголя и безалкогольных напитков, часов, табака, есть институт специмпортеров. В других государствах-членах существуют свои барьеры. Однако мы убедились, что в результате ликвидации этих барьеров каждая страна получает плюс. Он небольшой и, очевидно, означает то, что в стране какие-то отрасли проиграют, а какие-то выиграют. Но в целом эффект будет с плюсом. 
 
- В Беларуси маркировка товаров применяется для того, чтобы импортеры не уходили от налогообложения…
 
- Маркировку товаров мы считаем дополнительным барьером, так как это увеличивает издержки и цену товара. Сама процедура получения акцизной марки несложная, но для ее получения нужно время, а потери времени в итоге – это деньги. Расчет показывает, что если этот нетарифный барьер перевести в тарифный эквивалент, то окажется, что, несмотря на то, что сама акцизная марка недорогая, общий эффект равносилен 15%-ной пошлине. Хотя вводилась она для благого дела – улучшения собираемости налогов и статистики. 
 
- Каков будет суммарный эффект от отмены тех нетарифных барьеров, о которых Вы говорили выше?
 
- Эффект для России получился близким к нулю – 0,02%, так как Россия очень большая. Внутреннее производство в Беларуси увеличится на 0,16%, в Казахстане – на 0,13%. Эти цифры актуальны при прочих неизменных условиях. Но условия меняются. Нефть дешевеет, падает российский рубль – это влияет на экономику, торговлю. 
 
- Каков прогноз ЕЭК по дальнейшему развитию экономической ситуации в России?
 
- Мы, как и МВФ и другие международные организации, прогнозируем замедление российской экономики. Оно наблюдалось давно. Замечу, что к нынешней ситуации привели не санкции или ситуация с Украиной. Уже несколько лет в России сжималось потребление, замедлялись и падали инвестиции. Санкции и ответные санкции просто усугубили ситуацию. Комиссия прогнозировала рост российской экономики на 0,5% в текущем году, но мы собираемся повысить прогноз по итогам 3 квартала – собран хороший урожай, девальвация привела к оживлению внутреннего производства. Но эффект санкций отложенный. Говорить о положительном эффекте санкций для внутреннего производства рановато. 
 
Сегодня мы не видим хороших драйверов для роста. Поэтому прирост ВВП на 2015 год мы прогнозируем не выше 1%. Сегодня западные финансовые рынки закрыты. И будет очень хорошо, если к 2017 году выйдем на прирост ВВП на 2%. 
 
 
От редакции: Недавние заявления Александра Лукашенко о мерах по защите внутреннего производителя поставили под вопрос перспективу отмены нетарифных барьеров в рамках Евразийского экономического союза. На недавнем совещании с правительством президент заявил: "Какие вы будете искать методы и пути, а их море, чтобы поддержать отечественного производителя, это ваш вопрос… Садитесь и думайте, как вы защитите собственного товаропроизводителя. Никаких ссылок быть не должно, что у нас обязательства в Таможенном союзе, Евразийском союзе. Свой товаропроизводитель должен быть защищен"
 
Татьяна Калиновская, специально для IPM Review