Бизнес-школа ИПМ
Международная
аккредитация качества
IQA palm
+375 17 277-04-04

Белорусские экспортеры должны научиться продавать не по китайским ценам

О наиболее острых проблемах белорусской экономики и частного сектора, причинах роста предпринимательской активности, а также искусственной девальвации «зайчика» на фоне падения российского рубля и гривны, megapolis-real.by поговорил с основателем и генеральным директором Бизнес-школы ИПМ Павлом Данейко.

- Какие главные проблемы, на ваш взгляд, сегодня стоят перед экономикой Беларуси, что может пошатнуть ее устойчивость?

- Основная проблема белорусская экономики – это неэффективные госсектор, генерирующий убытки, которые покрывает государство. Поэтому без решения задачи реструктуризации госсектора и введения нормальной системы мотивации менеджмента госкомпаний, которая бы стимулировала на поиск решений, активное развитие экономики невозможно. Более того, есть огромный риск опять скатиться в девальвацию, так и не увидев зарплат в $500.
 
- К слову, а как вы относитесь к инициативе всем «по пятьсот»?
 
- Показателя средней зарплаты в эквиваленте $500 белорусы достигали уже не раз, но девальвация постоянно отбрасывает нас назад. Долги госкомпаний генерировали печатание денег, что не могло не сказаться на рубле.
 
Чтобы зарплата белорусов росла, эффективность экономики в целом должна быть высокой. Если перекладывать непосильные задачи только на плечи частного сектора, ничего хорошего не выйдет.
 
- Какие проблемы сегодня наиболее остро стоят перед частным сектором?
 
- Частникам необходимо повышать эффективность. Прежнюю модель белорусского бизнеса, по крайней мере, наиболее прибыльную ее часть, делали экспортоориентированные на российский и украинский рынок производственные компании: межкомнатные двери, мебель, косметика, продукты питания и т.д.
 
На фоне планомерной девальвации «зайчика» и относительно устойчивых позиций российского рубля и гривны создавались достаточно комфортные условия для развития экспорта. Девальвация в этом случае играла роль госдотаций, что послужило рождению успешной белорусской модели: европейское качество по китайской цене.
 
Когда в России и Украине случилась девальвация, а в Беларуси стабилизировался курс, то перед нашими предприятиями-экспортерами встало две задачи: как повысить эффективность, чтобы снизить себестоимость продукта, и как диверсифицировать рынки? Бизнес понял, что привязка к монорынкам – это всегда огромный риск, ведь кризис может случиться в любой стране.
 
ИП
- Сегодня наблюдается бум регистрации новых ИП в Беларуси. Как вы думаете, это связано с улучшением экономической ситуации, предпринимательского климата, либо есть иная причина?
 
- Иногда я слышу от товарищей, которые настроены оппозиционно, что в Беларуси нужно проводить экономические реформы, но я не совсем понимаю, что они имеют в виду, так как в стране уже проделана огромная работа, в том числе создан благоприятный климат для развития бизнеса. И то, что сегодня наблюдается рост предпринимательской активности – это нормальное и закономерное явление. В Беларуси низкие барьеры для вхождения в бизнес и налоговая среда.
 
В кризис рынок очищается: неэффективные субъекты хозяйствования вымывает, успешные остаются. Сейчас мы преодолели кризисные явления, началась генерация новых возможностей, и опять идет волна открытия новых ИП и новых частных компаний. Это нормальные реалии рыночной экономики.
 
И в целом мы видим, что желание заниматься предпринимательством среди молодежи растет. Стимулом выступает и успех молодых героев из IT-сектора, многие стремятся его повторить.
 
- В одном из своих интервью вы сказали, что белорусы плохие торговцы и маркетологи, но хорошие производители. Тем не менее, если смотреть на реалии, большинство производств в Беларуси убыточно, особенно в госсекторе…
 
- Позиция на рынке «белорусское качество по китайской цене» требовала очень малых маркетинговых усилий. Москва и Киев увешаны вывесками «Белорусская мебель», «Белорусская еда», «Белорусские двери» и т.д. Белорусское – это уже синоним качественного и дешевого продукта. И такая позиция продает себя сама.
 
Наши производители тратили в значительно меньше, чем их российские конкуренты, им не нужна была прямая реклама, их продукт по соотношению цена-качество мог продавать себя сам. В этом случае им не нужно было развивать маркетинговые навыки, им нужно было просто хорошо производить на фоне непрекращающейся инфляции и девальвации.
 
Сейчас эта лавочка уже закрылась, и игрокам нужно выстраивать новую стратегию, чтобы оставаться на коне. Нужно учиться продавать, выходить на новые рынки и планомерно снижать издержки.
 
- На фоне падения российского рубля белорусским экспортерам может стать некомфортно, а новые рынки мы так и не научились искать…

- Здесь я не согласен. Согласно данным исследования, частный сектор сегодня успешно осваивает новые рынки, например, Иран, где стала пользоваться популярностью наша косметика. Частный сектор нормально решает задачи, чего не скажешь про госсектор, который не может диверсифицировать рынки и повышать эффективность, так как у менеджеров просто нет мотивации.
 
Руководители, которые сами создали свой бизнес, понимают, что развитие – это естественный процесс, иначе они просто вылетят с рынка, им неоткуда ждать дотаций. Думаете, оживление белорусской экономики связано только с ростом цен на нефть? Абсолютно нет! Дело в быстрой адаптации частного сектора к новым условиям и наращивании объемов продаж, в том числе и на новых рынках.
 
Данейко
 
- Если нашим экспортерам станет невыгодно продавать в РФ и Украину, где наблюдается девальвация, ждет ли нас также искусственная девальвация «зайчика»?
 
- Есть теория национальной конкурентоспособности Майкла Портера, которая немного отличается от традиционных экономических подходов по описанию рецептов успешного роста. Майкл говорит, что экономика имеет разные этапы развития, и для каждого этапа нужны разные инструменты стимулирования. Например, если человек в 3 года, в 20 и в 80 лет заболеет воспалением легких, одна и та же болезнь в каждом из этих случаев будет лечиться по-разному, в соответствии с возрастом. Также и с экономикой.
 
Один из этапов называется стадией инвестирования, где нужны стимулирующие методы развития. Нормальным является период длительного стимулирования экспорта, развития экспортных отраслей за счет инфляционных инструментов. Это именно то, что происходило в Беларуси. Но на определенном этапе для развития нужна жесткая денежная политика.
 
Когда отрасли сформированы, и они уже захватили определенные рынки, для дальнейшего выживания компаний и возможности формирования более эффективных моделей необходимы негативные стимулы. Жесткая денежная политика стимулирует компании повышать эффективность. Поэтому девальвация российской и украинской валют и жесткая денежная политика у нас произошли совершенно вовремя.
 
Компании, которые уже заработали хороший опыт и откусили определенные доли на внешних рынках (РФ, Украина), получили мощный стимул провести реструктуризацию своих моделей. И большинству из них это действительно удалось.
 
Дальше в этих условиях мягкая денежная политика не будет иметь позитивного результата, так как необходима уже экспансия на основе эффективности, а не на основе дотаций. Если вы вкладываете в ребенка, стимулируете его – это нормально, но если точно также вы будете себя вести со взрослым – ничего путного из этого человека не получится. Также и с белорусским бизнесом – он вырос и уже вступил в стадию, когда должен стать агрессивным и способным на экспансию без внешней поддержки. И сейчас мы это наблюдаем.
 
- То есть бизнес будет развиваться и ждать нового витка кризиса в ближайшей перспективе не стоит?
 
- Ждать новой накачки деньгами опасно для частного сектора, так как вместо того, чтобы динамично развиваться и идти дальше, он может начать почивать на лаврах. Мы уже видели, как мягкая денежная политика негативно сказалась на государственных компаниях, так как там нет мотивации для развития, в отличие от частного сектора, а периодическая девальвация давала иллюзии, что дела идут нормально – номинально прибыль росла. И в этой системе компании шли от одного падения рынка к следующему.
 
При мягкой денежной политике есть опасность, что частники могут встать на такой же порочный путь. Бизнес развивается только когда есть барьеры, вызовы и стимулы развиваться.
 
Павел Данейко
 
- Вы часто говорите, что в ближайшей перспективе нас ждет крафтовая революция. Каковы ее тренды и особенности?
 
- Мы вступаем в эру глобальной локальности, когда резко возрастет значение локальной энергетики и производства. Интернет снижает трансакционные издержки до 0, все это приведет к развитию крафтовых трендов: производитель и потребитель будут связаны напрямую, поэтому продукты начнут производить индивидуально под потребности конкретного человека. Например, расцветет индивидуальный пошив одежды, обуви и т.д.
 
Мария Мелёхина, специально для megapolis-real.by