Бизнес-школа ИПМ
Международная
аккредитация качества
IQA
+375 17 277-04-04

Павел Данейко о глобальном кризисе и нелепой ситуации в белорусской экономике

На вопросы TUT.BY ответил административный директор Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра (BEROC) Павел Данейко.

- На недавней конференции вы заявили, что Беларуси предстоит существовать в условиях глобального кризиса…


- Нынешний кризис не новый, он часть системного кризиса, который начался в мировой экономике в 2008 году. Во время таких кризисов экономическая система переходит из одного состояния в другое. Аналогичные события наблюдались в 1920-е годы. Чтобы выйти из кризиса, надо перестроить существующую экономическую систему, финансовые рынки, социальные и торговые отношения. Это довольно длительный процесс, поэтому можно ожидать, что кризис перейдет в длительную рецессию.

Нынешний цикл связан с европейским долговым кризисом. Европа сейчас - главный потребитель китайских товаров. Германия - главный поставщик технологий в Китай. Когда в Европе свернулось потребление, свернулось производство и в Китае. Соответственно, поставки европейских технологий в Китай тоже свернулись. Получилась кризисная зона, выйти из которой можно лишь путем значимых изменений на рынке труда и инвестиций в новую технологическую базу европейской экономики. Немцы, которые успели провести реформу рынка труда до кризиса, оказались в наиболее выигрышном положении.

В Китае экономика переходит из юности в более зрелый возраст. По итогам 9 месяцев 2012 года ежемесячная средняя зарплата в этой стране составляла 620 долларов. Китай уходит из экономики дешевой рабочей силы. Это означает, что темпы экспорта будут падать, а рост будет генерироваться за счет внутреннего спроса. Легкая промышленность будет сворачиваться, будет наращиваться более технологичное производство. Станет актуален вопрос экологии.

- Для Беларуси один из ключевых торговых партнеров - это Россия. Как этот кризис коснется соседней страны?

- Для России главным результатом станет снижение цен на нефть. Его можно ожидать уже в 2013 году. Прогнозируемая цена - ниже 100 долларов за баррель.

Сегодня аналитики предвещают падение цен в энергетической отрасли. Нефтедобывающая отрасль развивается циклически. Период высоких цен приводит к интенсивному инвестированию, что позволяет увеличить объемы продаж и производства, соответственно, цены падают. После этого следует цикл низких цен и минимальных инвестиций. По прогнозам аналитиков, Канада и США скоро станут крупными экспортерами нефти. Это приведет к серьезному падению цен на энергоносители. Этот процесс уже начался благодаря сланцевой революции в США. Это означает, что в среднесрочной перспективе в России будет довольно сложная экономическая ситуация.

Для Беларуси это серьезный вызов, потому что Россия является нашим основным рынком сбыта. С одной стороны, по мере обогащения российского бизнеса россияне уходят от дешевых, среднего качества белорусских товаров. Но торможение роста их доходов может открыть ниши для белорусскх товаров, и это нам в плюс. Правда, сокращается сам объем спроса, что повысит конкуренцию. Я не уверен, что белорусские предприятия смогут это выдержать. Так что с одной стороны это шанс, с другой - достаточно серьезная угроза.

Помимо этого, встанет вопрос о возможностях дальнейшего льготирования белорусской экономики со стороны России. Сейчас Беларусь дотируется российской стороной на сумму порядка 4 млрд долларов в год. Пока цены на нефть высоки, для России это немного. Но если доходы от нефти будут падать и бюджетная напряженность в России будет высокой, тогда такой дотации не будет. К тому же не стоит забывать, что в торговом балансе Беларуси значительная часть валютной выручки поступает от торговли нефтепродуктами. Снижение цены на них приведет к сокращению этого потока.

- Как на Беларуси отразится членство России во Всемирной торговой организации?


- В Таможенном союзе уже заложены определенные нормы ВТО. Де-факто мы несем все издержки членства в этой организации, но при этом не имеем никаких привилегий. Это довольно нелепая ситуация. Нам необходимо как можно быстрее вступить в ВТО, чтобы исправить положение. В этом вопросе все зависит от усилий наших переговорщиков и правительства.

- Беларусь строит на текущий год большие планы: прирост ВВП на 8,5%, увеличение зарплат, модернизация… На этот же период приходится первый пик платежей по внешнему госдолгу, прогнозируется сокращение валютной выручки. Чего Беларуси стоит ожидать: очередной девальвации рубля?


- Наш анализ показывает, что если темп роста экономики будет в районе 4%, а зарплата ниже 500 долларов и жилье не будет строиться в заявленном размере, то можно будет свести концы с концами без значимой девальвации рубля. Если планы по модернизации и по строительству жилья будут реализовываться за счет эмиссионных источников, а темпы роста экономики достигнут 8,5%, мы можем в скором будущем прийти к очередной серьезной девальвации.

Сегодня основной фактор роста белорусской экономики - рост капиталоотдачи. При этом разрыв между эффективностью частных и государственных предприятий составляет 30-40%. Если мы правильно проведем приватизацию, то достигнем более высокого уровня эффективности всей экономики и получим новый источник роста. В этом случае темпы роста ВВП 8-10% в год станут реалистичными. Но без качественного изменения системы ожидать высоких темпов роста не приходится.

- Существующая долговая нагрузка Беларуси подъемна?

- С ней можно справиться при том уровне заимствований, который существует. У Министерства финансов есть совершенно логичная, реализуемая программа по погашению госдолга. Если не будут взвинчиваться внутренние расходы, она позволит пройти период больших выплат с минимальными потерями.

- Нынешний уровень золотовалютных резервов - 8 млрд долларов - удастся сохранить или даже приумножить?

- В 2013 году они, скорее всего, будут сокращаться. Все будет зависеть от экономической политики. Если не разогревать экономику, нынешний год можно пройти нормально. Если разогревать, потребуются дополнительные ресурсы. Тогда возникнут вопросы, где их взять.

- Как вариант - приватизация. Хотя, кажется, она заморожена.

- В 2009-2011 годах был приватизационный всплеск. Сейчас все тормозится. Возможно, есть определенное лоббирование со стороны директорского корпуса, местных властей. Я думаю, что в ближайшее время приватизация действительно будет заморожена. Особенно если учесть последние события - введение владельческого надзора, который очень сильно напоминает ликвидированный несколько лет назад институт "золотой" акции, недавнюю ситуацию со "Спартаком" и "Коммунаркой"… Все это вызывает у инвесторов негативную реакцию. Трудно себе представить, что на фоне этих событий они будут сюда рваться.

Я лично могу привести в пример ситуацию, когда после истории с "Коммунаркой" приостановились два проекта с хорошими западными инвестициями. Инвесторов испугала форма разрешения возникших проблем. С судебными процедурами сталкиваются и на Западе, но решение такого рода вопросов вне судебной системы вызывает большие опасения у инвесторов.

До сих пор не было ни одной крупной сделки по продаже белорусских предприятий, которая была бы успешно завершена. Сделки, которые на слуху - продажа долей сотовых операторов, Белтрансгаза - это инсайдерские сделки. Покупатели хорошо знали эти предприятия и заведомо были готовы их приобрести, то есть проблемы продать их не было. Фактически опыта по продаже предприятий и их акций у Беларуси нет, поэтому я скептически отношусь к идеям выгодной продажи отечественных компаний и вывода их на IPO. Те, кто должен этим заниматься, не имеют ни опыта, ни адекватной правовой и методологической базы.

- Последние тенденции показывают, что приватизация возможна в пользу белорусского частного бизнеса, который замечен в дружеских отношениях с властью…

- Я бы говорил о том, что в Беларуси сегодня есть довольно крупные компании, которые бы могли поучаствовать в приватизации. Часть из них нацелена на внешние рынки. Такие компании не заинтересованы в приватизации, потому что адаптировать государственные заводы для работы на внешних рынках, как правило, сложнее, чем построить новый завод. А есть бизнесы, которые ориентированы на внутренний рынок, внутреннее сырье, внутренние ресурсы. Вот они будут активно участвовать в приватизации, и успех этого участия, конечно, во многом будет зависеть от умения общаться с властью. Безусловно, те, кто умеют это делать, получат какие-то преимущества. Но я не вижу в этом политики государства.

- В прошлом году вызвала большой резонанс
ваша статья, в которой вы защищали бизнесменов, включенных Евросоюзом в черный список.

- На "Хартии" появился список так называемых кошельков Лукашенко. Когда я увидел его, у меня возник вопрос, какие российские институты заплатили за это: в списке были все те, кто может участвовать в белорусской приватизации и заинтересованы в ней. После того как Еврокомиссия инициировала расследование в отношении этих бизнесов, западные банки начали осторожничать. Это был простой способ отрезать белорусский бизнес от дешевых западных денег.

Я как-то прочитал статью на эту тему в украинской газете. Видимо, журналисту поручили написать об этих "кошельках", и он не знал, о чем писать и что такого плохого в этих людях. По российским и украинским меркам они живут скромно, они развивают разнообразные (в том числе и нерентные) бизнесы. Украинский журналист не совсем понимал, в чем их обвинить. В моем понимании этими людьми надо гордиться, а не обливать их помоями. Белорусский бизнес только встает на ноги, начали появляться крупные частные компании. И эти компании подвергаются атакам со стороны неких структур гражданского общества. Я считаю, что кампания, развернутая против белорусского бизнеса, является антинациональной. Если задать вопрос, кому это выгодно, то ответ - российскому бизнесу, который нашел такой способ избавиться здесь от конкурентов.

- И последний вопрос. Как в условиях кризиса смогут выживать частные и государственные предприятия?

- Частные производственные бизнесы, с которыми мы активно работаем, из прошлого кризиса вышли с ростом. А вот государственные компании многое потеряли. Потому что в частном бизнесе более гибкий менеджмент, способный быстрее подстраиваться под меняющуюся ситуацию. Вообще, во время кризисов всегда так бывает: на рынке остаются самые сильные и эффективные компании.