Бизнес-школа ИПМ
Международная
аккредитация качества
IQA palm
+375 17 277-04-04
 "Про бизнес."

Павел Данейко: Бизнес должен понять, что завтра будет беднее, чем вчера

Своими мыслями о том, как долго может продлиться нынешний кризис и что делать белорусскому бизнесу сейчас, поделился владелец и генеральный директор Бизнес-школы ИПМ Павел Данейко на «Встрече Про бизнес.».


                                                  Фото: Вадим Замировский

27 января прошла «Встреча Про бизнес.» с участием Павла Данейко и владельца, генерального директора консалтинговой группы «Здесь и Сейчас» Александра Панькова. Послушать спикеров, а также задать им свои вопросы пришло больше 100 гостей – менеджеров, консультантов, директоров, собственников бизнеса.

Вот несколько мыслей Павла Данейко, которые он высказал на встрече.
 

Когда закончится кризис

«По сравнению с предыдущими, это необычный кризис. Мы впервые будем долго жить в экономике, которая не растет. И это предъявляет совершенно другие требования к организации работы компании.
 
В нашей культуре, в нашей парадигме ведения бизнеса заложено, что завтра будет богаче, чем вчера. В сегодняшней ситуации завтра будет беднее. Нужно поменять концепцию, стратегию, бизнес-модели. Это сложно сделать, потому что человеку свойственно не верить в плохое. Мы боимся додумывать все неприятности, которые нас ждут.
 
Если Беларусь не будет ориентироваться на российскую экономику, станет активно искать свой путь, на выход из кризиса уйдет минимум 3 года. Если мы останемся на российском рынке, все будет зависеть от того, как долго он захочет быть депрессивным».
 

О действиях Нацбанка по стабилизации валютного рынка

«Белорусский Нацбанк очень профессиональный. Они делают то, что могут. Не стреляйте в пианиста, как говорится. Я работал год в команде Юлии Тимошенко в одном из проектов. Занимался финансовыми рынками Украины. По моему мнению, уровень профессионализма наших чиновников гораздо выше, чем украинских. Система финансовых институтов у нас работает гораздо более эффективно. 
 
Меня все время раздражает, когда говорят, что в Беларуси «все плохо». Да неправда! У нас масса институтов и организаций, которые функционируют на неплохом уровне. Нельзя сказать, что на суперевропейском. Но по сравнению с соседями, они работают однозначно лучше».
 

Что самое неприятное в изменении бизнес-модели

«На изменение бизнеса – от первых действий до момента, когда механизм будет работать без лидера – нужно 3 года. Вы меняете процессы, культуру. Меняется команда. Не потому что люди, с которыми вы работали раньше, плохие. Они могут быть классные. Но человек ленив, мы никогда не готовы к будущему.
 
Люди, даже разделяя вашу идеологию, все равно придут завтра на работу и будут делать то, что делали вчера. Вы их можете передвигать горизонтально или вертикально, делегируя другие задачи. Но если такой возможности нет, эти специалисты должны будут уйти.
 
Это самая неприятная часть в изменении бизнес-модели. Иногда вы расстаетесь с теми, кого любите. С сотрудниками, которые отдали очень много сил вашему бизнесу, но которые не всегда могут изменится. И тогда происходит самая неприятная для лидера вещь. Он должен выбрать: или компания, или личные отношения».
 

О нехватке опыта и ошибках

«Мы общество, которое в социологии называется «обществом без стариков». Мы не прожили то, что на Западе пройдено поколениями. Там есть опыт прохождения кризисов, передачи компаний по наследству, выхода из бизнеса. А у нас еще нет завершенных циклов.
 
Сейчас наш бизнес совершает массу ошибок, формируя решения, которые на Западе даже не проходят в бизнес-школах. Потому что эти решения там «зашиты» в культуре, в опыте. В этом трудность развития и восприятия. Мы пугаемся всех новых событий. Это большой барьер, но его придется преодолеть и заплатить за это».
 

Об умении использовать имеющиеся ресурсы и преодолевать барьеры

«Задача бизнеса – достичь успеха, используя ресурсы, которые есть. Если идет дождь, бизнес должен раскрыть зонтик, а политик поднять плакат «Долой дождь!». В этом разница в подходах.
 
В Италии до недавнего времени было очень плохое законодательство о труде: уволить сотрудника было практически невозможно. Как результат – там высокий уровень автоматизации.
 
Предприниматели должны найти решение, как в рамках доступных ресурсов сделать эффективным бизнес.
 
Теория говорит, что национальные барьеры, которые преодолимы для бизнеса, формируют эффективные модели. Когда мы преодолеваем барьеры, которых нет у западных коллег, то тренируем мышцы, которые у них не развиты. Это как в спорте. Чтобы выиграть, нужны супернагрузки. Но если перегрузить человека, он может сгореть».
 

О специфике бизнес-образования в Беларуси

«В странах бывшего социализма бизнес-образование возникало из университетов. Потом открывались тренинговые центры, частные учебные заведения. Например, в Польше в 1990-е не было ни одного факультета, даже теологического, без собственной бизнес-школы. Профессора от научного коммунизма быстро переходили к маркетингу и все продавалось. Это создавало определенный шум на рынках, чего у нас нет.
 
У нас все произошло наоборот. Белорусская структура бизнес-образования уникальная. Она выросла  из частного сектора, из обслуживания некрупных компаний. Наши бизнес-школы, наверное, единственные среди остальных стран постсоциализма, ориентируются на предпринимателей и частный бизнес. Все остальные компании на рынке – российские, польские – охотятся за крупными клиентами».