Бизнес-школа ИПМ
Международная
аккредитация качества
IQA palm
+375 17 277-04-04
 Татьяна Калиновская

Белорусские экспортеры становятся менее конкурентоспособными

Соседи и основные торговые партнеры Беларуси дружно девальвируют свои валюты. В частности, за последние два месяца белорусский рубль укрепился по отношению к российскому на 7,2% -- и на столько же белорусские экспортеры снизили свою конкурентоспособность на российском рынке. Научный сотрудник Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра BEROC Дмитрий Крук заявляет, что это обесценение валют постсоветских стран серьезно ударит по позициям наших экспортеров.

О возможных последствиях девальваций у соседей Дмитрий Крук рассказал в интервью IPMReview.

- В России, Казахстане, Украине произошло обесценение национальных валют. Проясните причины этого, особенно в России и Казахстане, стабильность валют которых не вызывала опасений.

- В последний год из всех развивающихся и переходных стран начался отток капитала. До недавнего времени многие инвесторы вкладывали деньги в переходные и развивающиеся страны, где капитал давал большую отдачу. Но в течение последнего года в  США улучшилась конъюнктура. И это стало одним из стимулов для того, чтобы все больше инвесторов стали пересматривать свои концепции и больше вкладывать в развитые страны. В конце 2013-начале 2014 года Федеральная Резервная Система США начала снижать объем ликвидности, что сразу почувствовали развивающиеся рынки. Отток капитала начался в странах Восточной Европы, Азии, Латинской Америки.

Россия стала одним из лидеров по оттоку капитала: в последние годы туда приходило много спекулятивного капитала, а теперь он начал поспешно уходить.

В конце предыдущего-начале нынешнего года стало очевидно, что в России имеются фундаментальные причины для замедления роста. Отток капитала не восполнялся притоком средств от продажи нефти и газа, и стало очевидно, что потенциал роста стал ослабевать. Россия вынуждена была ослабить курс рубля, и этот шаг до сих пор активно дискутируется. Некоторые считают, что, поскольку одной из причин замедления роста была неконкурентоспособность российских товаров (за исключением энергетических) на внешних рынках, то девальвация целесообразна, чтобы простимулировать рост. Но вне зависимости от причин ослабления российского рубля, это не могло не отразиться на экономиках Центральной и Восточной Европы, Азии, так как Россия – это достаточно крупный региональный рынок для их товаров.

Девальвацию казахстанской валюты я склонен рассматривать как восстановление статус-кво в ценовой конкурентоспособности Казахстана относительно России. И Казахстан провел девальвацию даже с запасом. Если Россия за 2,5 месяца девальвировала свою валюту на 10% к доллару США, то Казахстан – единовременно на 19%, восстановив конкурентоспособность с некоторой форой, чтобы иметь возможность маневра и не столкнуться с проблемой ухудшения внешнего сальдо.

- Как это отразится на Беларуси?

- Россия реагирует на свои проблемы, обесценивая рубль, за Россией следуют другие страны региона, и все они – важные рынки для Беларуси. Это привело к тому, что за последние три месяца белорусский рубль к российскому рублю и другим региональным валютам укрепился приблизительно на 10%. Это означает, что наши экспортеры стали на 10% менее конкурентоспособными в регионе. А учитывая, что у многих наших товаров на российском рынке позиции и так достаточно слабые, сам собой напрашивается вывод – нынешняя ситуация очень похожа на 2008 год. В 2008 году после девальвации российского рубля Беларусь пыталась сохранить курс национальной валюты к доллару, утрачивая конкурентоспособность на рынках России и стран СНГ, но в 2009 году была все же вынуждена провести одномоментную девальвацию.

Резкое укрепление белорусского рубля к российскому рублю, казахстанскому тенге и украинской гривне – существенный шок для белорусской экономики. В ближайшие месяцы это будет достаточно ощутимо для экспортеров. Кроме того, может увеличиться импорт в Беларусь за счет того, что товары из этих стран станут более привлекательными по цене.

- Если исходить из того, что конкурентоспособность белорусских товаров снизилась – как отреагирует белорусский экспорт? Каков прогноз по товарообороту с Украиной в связи с последними политическими событиями?

- По большинству позиций будет иметь место сокращение белорусского экспорта в Россию. С Украиной несколько другая ситуация – основа нашего экспорта – около 60% экспортной выручки – это нефтепродукты. Этот товар не подвержен изменению конъюнктуры, так что экспорт нефтепродуктов продолжится, если не будет каких-то изменений, касающихся регулирования условий торговли нефтепродуктами. Но по остальным позициям, за исключением калийных удобрений, которые Беларусь в Украину также поставляет, будет иметь место спад экспорта. Украинский импорт в Беларусь – это в основном потребительские и продовольственные товары. На мой взгляд, можно прогнозировать увеличение украинского импорта, так как после девальвации украинские товары станут более привлекательными по цене.

- Из всего сказанного вытекает, что Беларуси срочно надо провести второй этап девальвации процентов на 10-15, чтобы не утратить свою конкурентоспособность?

- Правительство заявляет о неприемлемости девальвации, поскольку, на мой взгляд, есть опасения относительно неконтролируемых последствий такого шага. Ведь контролируемая девальвация в условиях девальвационных ожиданий может перерасти в неконтролируемую. Поэтому правительство пытается за счет ограничения внутреннего спроса снизить спрос на импорт. Но этих мер недостаточно, особенно если учесть ухудшающуюся конъюнктуру. Поэтому сегодня такое обесценение рубля, которое позволило бы вернуться к курсу по отношению к российскому рублю по состоянию на начало года, было бы полезным. Это сгладило бы конъюнктурные проблемы, которые встают перед белорусской экономикой, однако фундаментальных проблем такой шаг, конечно, не решит. Но и аргументы правительства существенны. В целом, хорошего решения накопившихся проблем я не вижу. Экономические власти, вероятно, рассчитывают на новые заимствования или приватизационные поступления в надежде на то, что в будущем конъюнктура изменится.